kaminec (kaminec) wrote,
kaminec
kaminec

Categories:

Русский богослов против сатанинской власти

Арсеньев
В истории Русского Освободительного Движения времён Второй мировой войны всё ещё много белых пятен. И хотя даже того, что известно, достаточно, чтобы пересмотреть официальный взгляд событий той войны и её итоги, узурпировавшие власть наследники коммунистов упорно продолжают вбивать людям в головы советскую ложь. Но словно в насмешку над ними, история преподносит сюрприз за сюрпризом, открывая всё новые подробности русско-немецкого братства в борьбе с коммунизмом. Одним из таких сюрпризов стали некоторые подробности биографии известного каждому образованному человеку поэта и философа профессора Николая Арсеньева.

Арсеньев, Николай Сергеевич (1888–1977), русский философ, историк религии и культуры, литератор. Родился в Стокгольме 16 мая 1888 в семье дипломата Сергея Васильевича Арсеньева и Екатерины Васильевны Шеншиной. В 1905 окончил Катковский лицей, а в 1910 — историко-филологический факультет Московского университета, впоследствии стажировался в университетах Германии. Серьезное влияние на Арсеньева оказало творчество В.С.Соловьева, С.Н.Трубецкого, С.Н.Булгакова. Первыми работами стали: В исканиях абсолютного Бога (1910), Плач по умирающему Богу (1912) и др. С 1914 – приват-доцент Московского университета.

С началом Первой мировой войны Арсеньев отправился на фронт как уполномоченный Красного Креста. С сентября 1916 года возобновил работу в Московском университете. Одновременно читал курсы по культуре и литературе средних веков и эпохи Возрождения на Высших женских курсах и в Народном университете им. А. Л. Шанявского. По политическим взглядам примыкал к октябристам. После большевистского переворота — профессор кафедры романо-германской филологии Саратовского университета. За 1919 год дважды арестовывался. Осознав невозможность дальнейшей жизни в Совдепии, в 1920 бежит в Польшу. С этого момента начинается его жизнь на чужбине.

После недолгого пребывания в Варшаве и Берлине обосновался в Кёнигсберге. До 1944 года был профессором Кёнигсбергского университета. Одновременно в 1926—1938 гг. занимал должность профессора православного богословского факультета Варшавского университета. Читал лекции в Оксфордском, Кембриджском, Лондонском университетах. Сотрудничал в основанном Н. А. Бердяевым журнале «Путь» и других периодических изданиях. Выступал с лекциями в Русском научно-исследовательском институте и в Религиозно-философской академии в Берлине. В 1940 году выпустил книгу на немецком языке "Святая Москва", где русское общество представлено писателями, художниками, мыслителями, описывается духовная глубина культуры русского народа.

Однако в биографии Арсеньева присутствует определённый промежуток времени, правда о котором открылась сравнительно недавно. Оказалось, что русский философ и интеллектуал в 1941 году счёл своим долгом принять участие в крестовом походе против большевизма и в качестве добровольца поступил на службу в германский вермахт. Стоит отметить, что сам Арсеньев никогда не кичился своими заслугами в этой борьбе, поэтому точно установить биографические факты о жизни Арсеньева в этот период крайне трудно.

В архиве айнзацштаба Розенберга сохранился отчет сотрудника айнзацштаба доктора Вундера о поездке в тыловые районы группы армий Север осенью 1941-го. В поселке Волосово он встречает "переводчика, профессора фон Арсеньева, Кенигсберг", состоящего переводчиком при местном Дулаге в звании зондерфюрера.

В разговоре с Вундером Арсеньев рассказал о настроениях населения, в том числе о неудовлетворенности и тяготах в связи с немецкой политикой. Те попросили его составить рапорт, чтобы сделать доклад министру (Розенбергу). При этом они договорились, что он будет описывать реальную картину, но не будет делать никаких политических выводов.

В документе, который он им передал, однако, все было наоборот: почти ни слова о ситуации, только о перспективах (в частности профессор предлагал немцам "образовать национальное [русское] правительство, чтобы восстановить прежний союз с русским народом"). "Забота русского националиста об интересах своего народа перевесила долг немецкого зондерфюрера", - резюмирует сотрудник айнзацштаба.

Процитируем отрывок из этого документа, который ярко иллюстрирует как германскую политику в России, так и деятельность и чаянья русских союзников Третьего Рейха: «Здесь мы смогли глубже вникнуть в особенные трудности деятельности комендатур; это первое соприкосновение с населением в местности, которая испытывает на себе все тяготы войны и голода. Здесь живут эстонцы, финны и русские, кроме того здесь пришлось разместиться эвакуированным из зоны боев вокруг Петергофа. Переводчик Дулага профессор фон Арсеньев (Кенигсберг) поведал нам о настроениях пленных и населения и обстоятельно об устройстве общедоступной библиотеки им.Достоевского, организованную по его указаниям (подробности позже). Так как его данные были подтверждены Кенигзедером и др., воспроизвожу главные тезисы. Население здесь в большинстве своем приобрело иммунитет против большевистской пропаганды, так как ее избыток вызывает оскомину. Население не антирелигиозно; в церковь - ее, последнюю в районе, закрыли около года назад - стекается все больше народу всех возрастов. Но население ожидает от нас, когда военная обстановка позволит это, ликвидации голода и введения права на свободный труд. Существует нехватка - это особенно настойчиво подтверждает Кенигзедер - пропаганды, которая велась бы постоянно и просвещала, почему происходит или не происходит то или иное. Объяснений на наших первых плакатах о том, что мы освобождаем их от большевистского рабства и не допустим возвращения прежних угнетателей, недостаточно. Сейчас ждут позитивных начинаний, ждут речи министра.
В Волосово, которое было значительным областным центром, фонды бывшей районной библиотеки, центрального книжного управления, молочного техникума и железнодорожной школы были спасены зондерфюрером профессором фон Арсеньевым из выгребной ямы и просмотрены. Те, что представлялись ему приемлемыми, он собрал в народную библиотеку, которой руководит бывшая учительница Надежда Степановна Паташникова и которую содержит община. Библиотека состоит примерно из 3000 русских книг, из них 1400 развлекательных. Она рьяно посещается, в том числе молодежью (ежедневно выдается 40 книг, бесплатно, открыта в течение дня, срок возврата 1-2 недели, картотека). Потребность велика. Особым спросом пользуются развлекательные книги, но также и учебные (немецкий язык - учебники были очищены профессором фон Арсеньевым, справочники и т.п.) По сообщению Арсеньева кроме пропагандистских книг, которые он исключил, он обнаружил немало классики - многочисленные, в том числе новые издания Пушкина, Гоголя, Лермонтова и Чехова, меньше Толстого. Достоевского почти нет (только остатки старых изданий). Есть несколько драматургов 19 века, небольшое количество переводов (Фауст, Мольер, Гамлет, Бальзак, Пиквик), многочисленные учебники (особенно естественные науки и техника, также по языкам), справочники, география (Гумбольдт), история и детские книги. Большая часть этих фондов объединена в новой библиотеке.

О нынешнем положении надо заметить, что населению после нашего прихода недостает пропаганды, ему приходится голодать и вследствие войны оно не получает обещанной свободы. Таким образом идти навстречу в вопросах вроде этой библиотеки разумно».

Согласно другому германскому документу, 28.11.1941 зондерфюрер Арсеньев уехал по служебным делам в Сиверскую. Как известно, в это время в этих краях находился и другой известный участник русского антикоммунистического движения – историк Николай Рутченко-Рутыч, который служил зондерфюрером в СД города Гатчины. Рутченко должен был стать министром образования в союзном Германии русском правительстве, которое планировалось создать в Санкт-Петербурге после его освобождения от большевиков. Санкт-Петербург должен был стать столицей освобождённой России и германским командованием даже был составлен персональный список кадров будущего «Санкт-Петербургского губернаторства» во главе с Алексеем Михайловичем Кругловым. Как знать, может быть и профессор Арсеньев должен был войти в состав русского правительства освобождённой от красной заразы России?

В 1945 Арсеньев переезжает в Париж, а с 1948 – профессор Св.Владимирской духовной академии в Нью-Йорке.

Умер Николай Арсеньев в Нью-Йорке 18 декабря 1977 г.
Tags: Россия в изгнании, Русско-совецкая война, добровольцы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments