?

Log in

No account? Create an account

kaminec


Русское Освободительное Движение

1917 - 1945


Previous Entry Share Next Entry
Ижевско-Воткинское восстание - 95 лет
kaminec
Из воспоминаний полковника Федичкина, первого командира Ижевской Народной армии.
qTp7g0-imE8

На другой день после восстания фронтовикам, собравшимся к зданию только что сформированного штаба Ижевской Народной армии, пришедшим узнать новости о намерениях большевиков, была прочитана телеграмма, посланная одним из начальников железнодорожных станций на линии Казань—Ижевск. Он предупреждал ижевцев о движении в поезде на Ижевск отряда Красной армии для усмирения ижевских рабочих.

По прочтении этой телеграммы фронтовикам, полковник Федичкин сформировал отряд из 300 человек и тотчас же выступил с ними пешком по линии железной дороги навстречу противнику. Пройдя по линии железной дороги 5 верст от Ижевска, ижевцы увидели впереди себя едущий навстречу им поезд красных.

Они моментально рассыпались в цепь и быстрым движением своих флангов охватили поезд с красными с обеих сторон. Затем залегли в высокой и зеленой траве. Большевики пытались было высаживаться из вагонов, но падали убитыми, едва став на землю. Ижевцы, не желая напрасно расстреливать их в вагонах, предложили красным сдаться. Красные охотно согласились и сдались ижевцам. Их было всего 360. 20 были молодые ижевцы, по глупости попавшие в ряды Красной армии. Теперь они радовались, что попали к себе домой в плен.

14 августа отряд Красной армии силой в 2500 человек пехоты наступал по той же Казанской железной дороге на Ижевск, в поездах.

Полковник Федичкин считал, что 300 ижевских, опытных в боях и дисциплинированных фронтовиков в десять раз лучше и сильнее в боях такого же числа необученных и разнузданных свободами красных. Поэтому он взял с собою тех же 300 фронтовиков и повел их навстречу красным поездам.

В 6 верстах от Ижевска на линии железной дороги ижевцы остановились и здесь испортили часть железнодорожного пути, чтобы поезда красных дальше этого места к Ижевску ехать не могли. Затем засели в растущие здесь по обеим сторонам густые зеленые кусты и стали поджидать подхода поездов противника. Недолго ждали ижевцы. Появились впереди поезда противника. Машинист с переднего паровоза первый заметил разрушенный путь и, на счастье ижевцев, остановил поезд как раз там, где они его ожидали. На этот раз ижевцы не бросились на поезд с криком “Ура!”, потому что красных было слишком много, но, продолжая скрываться от взоров противника за кустами, метко стреляли по дверям и окнам вагонов с обеих сторон поезда, не давая никакой возможности большевикам из вагонов выгрузиться.

Большевики, поняв, что ижевцы избрали лучший способ перестрелять их всех в вагонах до единого, вывесили из окон белые тряпки. Ижевцы прекратили стрельбу. В этот момент 40 большевиков, желая воспользоваться остановкой стрельбы, чтобы убежать из вагонов в лес, выпрыгнули и пустились бежать, но все были ижевцами пойманы и обезоружены. Но когда ижевцы разглядели их, то узнали в них своих прежних врагов, ярых большевиков, бывших представителей советской власти в Ижевске, которые своим зверским отношением к ижевским рабочим довели их до вооруженного восстания. Этих 40 молодцов ижевцы связали крепко по рукам и ногам веревками и с особым почетом, в их же поезде, но отдельно от прочих пленных красноармейцев, отправили на расправу рабочим в Ижевск.

В тот же день, 14 августа, большевики силою в 200 человек пехоты, 50 человек кавалерии, с 4 пулеметами наступали от пристани Гольяны (на Каме) по Гольянскому шоссе на Ижевск.

В это время на Гольянском шоссе ижевских войск не было. Но служащие Гольянской железной дороги сообщили по телеграфу о наступлении по этой дороге отряда противника на Ижевск. Тогда ижевский штаб послал туда маленький отряд артиллерийских чиновников под командой штабс-капитана Куракина, который прогнал отряд красных обратно на пристань Гольяны.

17 августа 1918 года отряд Красной армии силою в 2000 человек пехоты, 200 человек кавалерии, с 8 пушками наступал опять по той же железной дороге со стороны города Казани.

Вследствие часто повторявшихся наступлений Красной армии все по той же линии железной дороги и каждый раз в поездах, ижевцы построили в 12 верстах от Ижевска на линии этой дороги, на возвышенной местности, укрепленную позицию с линией окопов полного профиля, на протяжении 6 верст по фронту, с ходами сообщения и наблюдательными пунктами. Все расстояния до видимых предметов впереди позиции были измерены и в окопах на дощечках переписаны.

В окопы был поставлен постоянный гарнизон в 800 человек, а сзади, в двух верстах от передовой позиции — резерв, также в окопах. Командовать вооруженными силами на этой позиции был назначен коренной ижевец, знающий всю местность вокруг Ижевска, поручик Зебзиев.

Так как артиллерии у ижевцев не было, а противник на своих бронированных поездах, вооруженных артиллерией и пулеметами, мог бы близко подъезжать по линии железной дороги к ижевской позиции и безнаказанно обстреливать ее артиллерией и пулеметами, то ижевцы впереди себя в шести верстах разрушили часть железнодорожного пути, так что противнику, желающему прокатиться по этой дороге, починка взяла бы много времени.

И вот 17 августа поезда противника появились в 6 верстах от ижевской позиции и заметили, что линия железной дороги разрушена и дальше к Ижевску по ней ехать нельзя. Рядом идет большая проселочная дорога. Отряд высадился из вагонов и выгрузил свои пушки и пулеметы. Пять конных разведчиков, прыгнув на лошадей, поскакали вперед на разведку. Командир большевистской батареи забрался на верх высокого дерева и оттуда в бинокль стал разглядывать впереди лежащую местность.

Ижевцы, скрываясь в своих окопах, вырытых между кустами, растущими здесь на позиции в большом количестве, зорко следили за каждым шагом противника и ничем не обнаруживали своего присутствия на этой позиции.

Объехав кусты, растущие на ижевской позиции, конные разведчики большевиков поднялись на высшую точку местности и оттуда стали любоваться открывшимся им красивым видом на окруженные девственными лесами и озаренные яркими утренними лучами солнца Ижевские заводы с их гигантской трубой и Ижевск, разделенный прудом на две половины.

Делясь между собой впечатлениями виденного, разведчики возвратились к своему отряду и сообщили начальнику, что дорога до самого Ижевска совершенно свободна и на местности впереди их никого нет. Тогда начальник построил свой отряд в походную колонну и повел его по большой дороге на Ижевск, забыв выслать дозоры вперед и в стороны от колонны. Ижевцы же придвинули свой единственный, но бронированный ижевской сталью (отцом поручика Зебзиева) пулемет ближе к дороге, по которой идет противник.

Когда колонна большевиков подошла к окопам ижевцев, ижевцы дали залп из ружей и резко затрещал бронированный пулемет. Несколько десятков красных пали мертвыми в колонне. Лошади артиллеристов, кавалеристов и самого начальника отряда, как только что реквизированные от мирных крестьян, не приучавших своих лошадей не бояться выстрелов, сбросили своих седоков на землю и ускакали от них в лес.

Большевики, не ожидавшие ничего подобного от ижевских рабочих, легли было на землю и начали стрелять во все стороны. Ижевцы своим огнем не допустили большевиков зарядить орудия и пулеметы. Тогда большевики решили спасти от ижевцев хотя бы свои пушки и пулеметы. Они начали отступать и 6 верст отбивались от преследовавших их ижевцев, оставляя им своих убитых и раненых.

17 августа часть Красной армии № 2, штаб которой стоял в городе Сарапуле на Каме, в 60 верстах от Ижевска, в количестве 6000 боевых, самых ярых и злых большевиков — латышей и мадьяр — с 8 пушками и 32 пулеметами высадилась с пароходов на пристани Гольяны и повела наступление на Ижевск по Гольянскому шоссе. Отряд этот шел под командой знаменитого большевика Антонова, имевшего строжайший приказ от Ленина и Троцкого: “Взять Ижевские заводы во что бы то ни стало”.

Ижевский маленький отряд из артиллерийских чиновников под командованием энергичного штабс-капитана Куракина, охранявший Гольянское шоссе, невзирая на громадное превосходство сил противника, ввязался с ним в огневой бой. Антонов со своим отрядом пытался окружить куракинский отряд и уничтожить его, но этого он не мог сделать, так как ижевцы убежали от них в таинственный лес.

Наступила ночь. Впереди антоновского отряда, на его пути, стоял огромный мрачный лес, в который, как в пропасть, утопала на 18 верст просека, а в ней шоссе. Глядя на наступающую ночь, Антонов не решился вступить в этот страшный лес, а отошел в сторону и на открытой местности, вблизи села Завьялов, в 18 верстах от Ижевска, остановил свой отряд на ночлег.

Куракинский отряд не дремал в эту ночь. Он побывал в Ижевске, разыскал там и взял с собою большое количество взрывчатых веществ; затем вернулся в лес и в шести верстах от Ижевска, в просеке под шоссе, по которому намерен был двигаться противник, закопал громадный фугас, оставив здесь для взрыва двух подрывников.

Жители Ижевска, опасаясь победы большевиков в предстоявшем бою, после которого Антонов войдет в город праздновать свою победу и тут, во время своего торжества, кровью ижевцев и их семейств зальет все улицы города, решили дать необыкновенно громкий тревожный сигнал могущественным заводским паровым гудком, как это сделали в свое время их предки при нападении на Ижевские заводы отрядов Пугачева. Этот тревожный сигнал даст понять об опасности каждому ижевцу и заставит всех, могущих взять оружие, выступить в бой против приближающегося к Ижевску противника.

18 августа в 2 часа дня противник приблизился к лесу по шоссе на 6 верст к Ижевску и напел на фугас. Подрывники взорвали фугас и тем произвели в колонне противника большое смятение и потери. Но подрывники, геройски выполнившие свою задачу, были тотчас же большевиками пойманы и расстреляны.

Противник стал громить город пушками. Снаряды летели в город и разрывались на улицах. Но вот раздался необыкновенно громкий сигнал могущественного заводского парового гудка, который, говорят, бывает слышен в тихую погоду за 40 верст от заводов. Этот гудок, действительно, дал понять всем о надвигающейся опасности и заставил их, взяв в руки оружие, идти в лес туда, откуда по Ижевску стреляет артиллерия противника.

Полковник Федичкин, выйдя из штаба армии со своим личным адъютантом поручиком Попковым, собрав на улице 600 первых попавшихся им навстречу ижевцев и взяв единственную имевшуюся в оружейном заводе пушку с самодельными снарядами, вошел в лес, в просеку, и здесь в продолжение целого часа удерживали продвижение колонны Антонова к Ижевску одним только ружейным огнем, так как пушка после шести выстрелов заклинилась от несовершенства выделки гильзы и в этот важный момент боя была отправлена на завод для починки.

К этому времени вооруженное население Ижевска, формируемое фронтовиками в роты, отправлялось под командой офицеров в лес на Гольянское шоссе. При входе в лес, в просеку, полковник Федичкин объяснял ижевцам боевую задачу: “Окружить противника в лесу и уничтожить его”. Дал капитану Цыганову задачу колонной идти по лесу, обходя противника с левого фланга, штабс-капитану Перевалу — колонной обойти противнику правый фланг, зайти ему в тыл и отрезать путь отступления и штабс-капитану Терентьеву — бить своей колонной в лоб противнику.

Все остальные подходившие из города роты были направляемы в лес по следам ушедших колонн. Таким образом получился в лесу длинный мешок, в котором очутился противник благодаря тому, что лес вполне скрывал продвижение обходных ижевских колонн на фланги и тыл противника.

Не имея ни дозоров, ни разведки в лесу, Антонов все же почувствовал вокруг себя огромную враждебную силу и развил из 6000 ружей, 32 пулеметов и 8 орудий такой жестокий огонь, что ижевцам в лесу пришлось закопаться в землю или лезть на вершины деревьев, откуда было видно, куда надо стрелять.

К рассвету 19 августа противник расстрелял все патроны и снаряды и стрельба затихла. Ижевцы бросились на обессиленных красных с громким криком “Ура!” и добили насмерть всех раненых большевиков. Ижевцы в этом бою разбогатели пушкой, пулеметами, награбленным большевиками золотом и массой коммунистической литературы, которую тут же в лесу сожгли дотла.

По окончании этого боя семьи ижевских защитников встретили их с церковным колокольным звоном, с крестным ходом, с большим хором соборных певчих, певших благодарственные молитвы Богу со слезами радости на заплаканных глазах.

После этого боя отряд артиллерийских чиновников под командой энергичного штабс-капитана Куракина взял пристань Гольяны на реке Каме и тем отрезал сообщение между штабом 2-й Красной армии в Сарапуле и штабом 3-й армии, стоявшим в городе Перми.

Чтобы держать реку Каму в своих руках, ижевцы должны были иметь свои гарнизоны войск на обоих ее берегах. Для этого были поставлены небольшие войсковые части по 100, по 200 человек из местных крестьян в деревнях Еловке, Степановке, Сойчатке, Ершовке, Комбарском заводе. Для сообщения с Уфимской армией потом было послано 5 отрядов, общей численностью в 500 человек. Они должны были наблюдать за действиями противника на левом берегу реки Камы и охранять путь Сарапул—Бирск.



Одновременно с наступлением со стороны города Казани большевики еще вели наступление на Ижевск с запада от города Вятки и города Малмыжа и с севера от города Глазова и станции Северной железной дороги Чепцы, стараясь взять восставший против большевиков Прикамский край.

Крестьян Вятской губернии разоряли до сих пор сильно вооруженные красноармейские отряды, имевшие назначение отбирать даром от крестьян их собственный хлеб и скот и отправлять на довольствие частей все увеличивающейся с каждым днем Красной армии. Когда же восстали ижевцы, большевики обязали крестьян кормить все отряды Красной армии, направленные против ижевцев, и, кроме того, возить их на своих лошадях чуть не до самого Ижевска.

Поэтому вятские крестьяне секретно, в глухих лесах, в глубоких оврагах сделали сходы и порешили послать к ижевцам делегатов с просьбой о выдаче крестьянам оружия для защиты собственной жизни и имущества от грабежа большевистских продовольственных отрядов. Крестьянские делегаты были приняты в Ижевске, и просьба их была удовлетворена.

У крестьян были настоящие солдаты и офицеры с большим боевым цензом в период Первой мировой войны, чего у Ижевской армии недоставало. Поэтому полковник Федичкин, с согласия Комитета членов Всероссийского Учредительного собрания, приказал начальнику штаба, коренному ижевцу, который знал в лицо всех ижевцев, формировать из крестьянских солдат и офицеров боевые отряды, вооружать их и давать им боевые задания. За эту помощь крестьяне обязались привозить в Ижевск хлеб и съестные припасы в необходимом количестве для рабочих заводов.

Крестьяне быстро сформировали из рот большие отряды и начали с жаром уничтожать на своей территории все большевистские продовольственные отряды и драться против отрядов Красной армии, которых не пропускали к Ижевску. Благодаря богатству телефонных и телеграфных линий в Вятской губернии, связь крестьянских отрядов со штабом Ижевской Народной армии поддерживалась непрерывно.

Таким образом, в уездах Вятской губернии Малмыжском и Уржумском было сформировано 8 отрядов по 10 000 солдат-крестьян в каждом, и эти отряды образовали собою фронт в 130 верст длиною и в продолжение трех месяцев не пропускали в эти два уезда ни продовольственных отрядов, посылаемых для грабежа, ни карательных отрядов, посылаемых против ижевцев.


izhevtsy


  • 1
Ижевск - это мой родной город.

Сегодня ижевцы чтут подвиг Героев-повстанцев?

не могу сказать, так как давно там не был. а когда жил - был свидетелем того, как никто об этом и слыхом не слыхивал.

Я слышал, что на здании, где располагался Штаб Народной армии повесили мемориальную табличку и в сети встречаются фото таких вот билбордов:

Мемориальная табличка действительно есть.
Баннер, признаться, не видел.

В Сарапуле местные власти поставили памятник , на котором надпись: "славным борцам красной армии, смело сражавшимся в годы гражданской войны против банд Колчака". С точной формулировкой могу ошибаться, но слова "против банд Колчака" запомнил хорошо.

Оккупационные власти поставили памятник своей оккупационной армии.

  • 1