?

Log in

No account? Create an account

kaminec


Русское Освободительное Движение

1917 - 1945


ЭТО БЫЛО, ОСТАЛОСЬ
kaminec

Одиночные винтовочные выстрелы красных резко тявкают ему навстречу, пули взрывают землю справа и слева от него, поднимают по дороге пыль… Иногда она закипает мутно-яростной пеной почти у самых ног и тогда кажется невероятным, что он еще жив, еще идет, еще не упал, сраженный и обессиленный. И тогда кажется – случись это, произойдет невозможное, непоправимое, как утрата самого дорогого, что отрывается от сердца с кровью, оставляя в нем не заживающую рану. Ибо тысячи тончайших нитей уже протянулись от него к нам, сплелись в нашем сердце щемящей тоской за него; ибо глаза уже не могут оторваться от прямой и четкой фигуры на фоне ясного неба, от спокойного ритма его шагов, такого невероятно спокойного, неправдоподобно равномерного. А он все идет, идет по ровной открытой дороге, идет один, совершенно один, закинув винтовку за плечо, ни разу не согнувшись, даже не наклонив голову, точно гордо принял вызов беснующихся красных сил. Казалось он не слышит выстрелов, чмоканья пуль, не замечает пыли, закипающей у самых ног… идет, точно завороженный какой-то мечтой, подхваченный уже иной, неведомой силой. И мгновениями чудится, что горячая пена у его ног отступает перед ним, как бы не в силах прорвать невидимую черту, уже очерченную вокруг него. Но эти мгновения вдруг исчезают, тают в прозрачном небе и тогда снова охватывает страх за него, страх доходящий до предела, до спазмы в горле, когда кругом все странно затихает, когда само время останавливается. И тогда снова кажется невероятным, неправдоподобным, что он еще жив, еще идет, идет все так же спокойно-гордо, закинув винтовку за плечо, не сгибаясь, не наклоняя головы, слегка «печатая», идет совершенно один по ровной дороге.

Сколько времени продолжалось это испытание, эти двести, триста шагов… может быть пять минут, может быть десять, но это было вечность.

Вот он дошел до какого то предела, наклонился над чем-то у придорожного куста, это «что-то» шевелится, слегка приподнимается, между ними объяснение, какие-то слова… вопросы-ответы… Вот он снова выпрямился и идет назад таким же ровным марширующим шагом, презрительно закинув за плечо винтовку. Пули красных неистово провожают его, взрывают землю справа и слева, закипают пыльной пеной у самых ног. Но какая то незримая черта очерчена вокруг него, ярость красных не в силах разорвать ее. Еще мгновение – вечность и он – невредимый, невероятно спокойно скрывается в своей цепи.

Он – белый офицер.

Это было, осталось и никогда не уйдет из жизни, даже если будет забыто.
Read more...Collapse )