kaminec (kaminec) wrote,
kaminec
kaminec

Category:

Ливен и ливенцы

В истории Белых армий особое место, наряду с Западной добровольческой армией П.Р.Бермондт-Авалова, занимает дружина Светлейшего князя Ливена, известная как Ливенская дивизия СЗА.
Как и генерал П.Н.Краснов, эти люди в революционном хаосе не только сохранили верность России и монархии, но и оказались дальновиднее своих соратников по антисоветской борьбе, заключив военный союз с Германскими войсками, справедливо полагая, что от Антанты реальной помощи можно не ждать.
Русско-немецкое боевое братство породило самые стойкие, самые боеспособные воинские формирования, отстаивавшие традиционные ценности нашей расы. Одетых в германскую форму ливенцев можно назвать предтечей русских СС, которые через 20 лет после боёв под Петроградом будут так же мужественно сражаться с красной чумой - и в Брянских лесах, и под Берлином.
Но только здесь мы видим не просто русских, одетых в немецкую форму, мы видим этнических немцев, для которых было честью считать себя русскими людьми, воевать за освобождение России от иудокоммунизма и погибать за Русского царя, сохраняя верность однажды данной присяге (даже на погонах ливенцев, являвшихся частью вполне демократической СЗА было изображение Императорской короны). Да и по факту такие люди как граф Келлер и князь Ливен были в гораздо большей степени Русскими, чем какой-нибудь Цурюпа.
Либавский отряд с самого начала позиционировался как «русское национальное формирование».
В своих мемуарах A.П. Ливен указывает, что его отряд «...шёл под национально русским бело-сине-красным флагом». Описывая вступление ливенцев в Ригу 22 мая 1919 г., Л.Ф. Зуров также отмечает, что «...посредине роты митавский волонтёр нёс трёхцветный флаг, взятый из своего дома...»
Глядя на форму ливенцев, очевидно, что невозможно придумать более гармоничного сочетания, чем германский Стальной шлем с русским Имперским орлом; китель немецкого пехотинца с погонами Русской императорской армии.
Аристократы-монархисты, талабские рыбаки, псковские крестьяне и бывшие красноармейцы Булак-Балаховича, все вместе соствлявшие Северо-Западную Армию под командованием генералов Юденича и Родзянко - символ всенародного сопротивления русской нации красным оккупантам.
Германские князья и бароны, посчитавшие честью для себя служить русскому государству, отдавшие свои жизни за русскую Россию - лучший пример Арийского единства и былого величия нашей страны...

Марш вперед!
Россия ждет!
Ливенцы, в атаку!
Долг святой
Зовет нас в бой!
Нагоним красным страху!

Светлейший князь Анатолий Павлович Ливен.
16 ноября 1873 (СПБ) - 3 апреля 1937 (Кемери, Латвия).
Окончил классическую гимназию, а затем юридический ф-т Санкт-Петербургского университета.
В 1895 г. зачислен вольнопределяющимся в Кавалергардский Ее Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны полк.
В 1896 г. успешно выдержал экзамены при Николаевском кавалерийском училище и произведен в корнеты. С 1898 в запасе, а с 1908 в отставке.
В августе 1914 вернулся в полк, и.д. младшего офицера (официально зачислен только в 1915).
Участник Виленского сражения, награжден орденом Святого Георгия 4-й степени.
К концу Великой войны ротмистр, кавалер орденов СВ. Анны 4-й ст. ("За храбрость"), Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом, Victoria Cross (Великобритания).
В 1918 году организует добровольческие части, в основном из русских военнопленных. В январе 1919 сформировал и возглавил «Либавский добровольческий стрелковый отряд», вместе с частями балтийского ландесвера в конце мая 1919 выбивший большевиков из занятой ими ранее Риги.
Полковник (22 мая). 
После занятия Риги, 24 мая 1919, отряд полковника Ливена, преследуя отступающих большевиков, попал в засаду, в которой Ливен был тяжело ранен в бедро и живот.
Прибыл на соединение с Северо-Западной армией. С лета по декабрь 1919 начальник 5-й пехотной дивизии, в которую был переформирован отряд Ливена.
В эмиграции с лета 1919 г (Великобритания, Франция, Латвия).
Участник Рейхенгалльского монархического съезда (1921 г.). Возглавлял латвийское отделение Братства Русской Правды.
Возглавлял Общество взаимопомощи военнослужащих (Латвия), был редактором журнала "Служба Связи Ливенцев и Северозападников", принимал участие в издании "Белого дела" (совместно с бароном Врангелем, герцогом Лейхтенбергским и фон Лампе), публиковался в "Часовом" и рижской газете "Сегодня". Опубликовал также сборник воспоминаний «Памятка ливенца, 1919 г. — 1929 г.», посвящённый истории своего отряда.

Рар Владимир Фёдорович (23 января 1880, Аренсбург, Лифляндская губерния — 16 апреля 1919, Митава, Курляндия) — полковник русской армии, участник Русско-японской войны и Белого движения. Помощник кн. Ливена в формировании «Либавского добровольческого стрелкового отряда». 
После октябрьского переворота в 1917 году В. Ф. Рар во время боёв за Москву организовал оборону корпуса, обороняв казармы в Лефортово силами кадетов старших классов несколько дней против большевиков. Находясь под артиллерийским обстрелом и не получив никаких указаний от командующего округом полковника Рябцева, полковник В. Ф. Рар распустил кадет по домам в гражданской одежде, а сам присоединился к юнкерам, защищающим Кремль. Накануне сдачи Кремля скрылся, сбрил бороду и вместе с семьей в 1918 году сумел с эшелоном немцев-балтийцев и латышей перебраться в находящуюся тогда под германской оккупацией Ригу. В январе 1919 года, накануне захвата Риги Красной армией, отправил семью в Германию, а сам принял командование 3-й ротой вновь созданного Балтийского Ландесвера. После отступления из Риги, перешел в Либаве (ныне — Лиепая) в русский добровольческий отряд светлейшего князя А. П. Ливена, заместителем которого он был назначен. 18 марта 1919 года русский Либавский добровольческий отряд совместно с Балтийским Ландесвером взял Митаву. Проводя инспекцию городской тюрьмы, В. Ф. Рар заразился сыпным тифом и скончался 16 апреля 1919 года. Был похоронен с воинскими почестями на русском городском кладбище Митавы.

Дыдоров Климент Иванович (23 января 1885, Санкт-Петербург — 10 марта 1938, Режица) — русский офицер, участник Белого движения. Из крестьян Костромской губ. Уроженец Санкт-Петербурга. 
Организатор добровольческого отряда в Риге, с 10.1918 участвовал в организации латвийской армии. С 15.11.1918 командир русской роты Балтийского ландесвера, с 02.1919 командир русской роты, влившейся в Ливенский отряд 08.03.1919; с 04.1919 помощник командира (после кончины от тифа полк. А.Ф.Рара заместителя князя Ливена по строевой части), с 24.05.1919 командир Ливенского отряда (после ранения кн. Ливена в бою у ст. Роденпойс). Подполковник (10.08.1919). До 20.11.1919 начальник 5-й (Ливенской) дивизии в Северо-Западной армии; в 12.1919 помощник начальника 5-й пех. дивизии, командир бригады 1-й дивизии (нового формирования). Полковник (11.1919). В эмиграции в Латвии. Председатель Режицкого отдела общества взаимопомощи военнослужащих в Латвии. Умер 10 марта 1938 г. Умер в Режице (Латвия). Похоронен в Риге на Покровском кладбище (закрыто в конце 40-х гг.).

Николай Анатольевич Будберг (1894-1971, Детмольд, Германия). Окончил Петергофскую школу прапорщиков (1915). Офицер л.-гв. 1-го стрелкового Его Величества полка. С февраля 1919 г. – в отряде светлейшего князя А.П. Ливена, летом 1919 г. – старший адъютант штаба отряда. Затем в Северо-Западной армии, с августа 1919 г. – начальник конвоя начальника 2-й стрелковой дивизии, с декабря 1919 г. – в штабе 2-й стрелковой дивизии. Штабс-капитан. Представитель Гвардейского объединения в Германии.

«15 июля в Сумске мы вдруг услышали... бодрую и стройную солдатскую песню. Все... поторопились на западную околицу села, куда по шоссе втягивался диковинный отряд. Это оказалась часть Добровольческого корпуса Князя Ливена, о котором так давно шла молва... Вся их [ливенцев] амуниция, вплоть до последней мелочи, была немецкой, и складывалось впечатление, что перед тобой вылитые германские войска. Это так поражало... Единственное, что было русским, — широкие золотые офицерские погоны. В стальных шлемах и форме цвета фельдграу, преисполненные несокрушимым боевым духом — как же молодцевато, как чисто по-военному выглядели эти солдаты!»
Коноплин И.С. Крестоносцы. // Памятка Ливенца... С. 163.

Офицеры ливенской гаубичной батареи. Лето 1919 г. (Памятка Ливенца)

Генерал-майор барон Фердинанд Владимирович Раден
"Весь вид ген. Радена, внушающий некоторый страх в наши солдатские сердца, говорил о желез­ной воле этого человека. Выше среднего роста, затянутый в серую шинель с генеральскими погонами и Георгиевским бе­лым крестиком, худощавый и мускулистый, несмотря на свой пожилой возраст, он производил впечатление стальной пружи­ны, которая, распрямляясь в своем движении вперед, разметы­вает перед собой все препятствия. Получив полк, только что развернутый и пополненный новым составом, зачастую совсем не служившими людьми, генералу пришлось много поработать, чтобы создать тот 1 -й Ливенский полк, который к началу вто­рого наступления на Петербург являлся лучшим из полков в СЗА. И в этом отношении вся слава 1-го полка есть слава ге­нерала Радена.
Верхом на коне в белой папахе гене­рал Ф.В. Раден вел свой полк от победы к победе. Лобовыми стремительными атаками бросал он полк в бой, видя успех дела в быстроте и силе натиска, понимая, что при колоссальном несо­ответствии сил только этими средствами можно добиться осво­бождения Петрограда. Солдаты и офицеры полюбили его за бес­страшие, мудрость и справедливость. Кипень, Русское-Высоцкое и Красное Село были взяты за несколько дней. Под Сергее­вым Погостом можно было видеть белую папаху генерала Ра­дена, стреляющего с колена в наступающего врага. Прекрасный стрелок, он бил с карабина навскидку и казалось, что он не на войне, а на охоте, так спокойно было выражение лица генерала. В последнем бою под Русским Капорским, откуда полк должен был быть брошен на Петергоф, казалось, в первый раз генерал Раден жалел свой полк, желая дать ему отдохнуть, но после двух­часового отдыха, около 12 часов дня, снова повел его в наступ­ление. С горы из Капорского можно было видеть открытое поле версты 1,5 шириною, залитое осенними дождями и извивающую­ся ленту дороги, уходящую в лес за полем, на опушке которого хоронились в кустах красные окопы. По вязкой земле редкими цепями полк двигался быстро вперед, стремясь дорваться до врага, но, попав под перекрестный огонь неприятеля, окопы кото­рого делали угол в заливе, вдающегося в лес поля, покрываемый сверху шрапнелью нескольких батарей, полк сразу стал нести громадные потери. В этом дневном бою 25 Октября Генерал-Майор Фердинанд Владимирович Раден пал смертью храбрых. Он был смертельно ранен пулей в шею, поднимая бойцов в ата­ку на окопы неприятеля, и, не приходя в сознание, скончался".
Штабс-Капитан, барон Н.А. Будберг писал: «Уроженец Курляндии, он много лет верно служил своему Государю и Рос­сии… Он сделал все, что только возможно было: будучи гене­ралом — служил взводным, будучи моряком — отдал жизнь там, где это было нужнее всего – на подступах к Петербургу. Воистину, он до самой смерти достойно носил на груди свой Георгий».


5-я пехотная дивизия СЗА - единственная выполнила приказ командующего генерала Юденича: за шесть дней боев вышла на линию Царского Села, с ходу заняв Красное Село, и двинулась на Стрельну и Лигово, чтобы преодолеть еще несколько километров до столичной Нарвской заставы.
«19 октября. … Мы двинулись вперед под аккомпанемент рвущихся неприятельских снарядов. В городе они как-то не имеют такого эффекта, как в открытом поле. Возможно, потому, что каждый дом кажется хорошей защитой. Не доходя до Павловской Слободы, свернули налево. Идем самым высоким красносельским холмом. Холмы идут уступами к Петрограду. Вид поистине великолепный. Прямо перед нами Финский залив, а немного правее, чуть-чуть в дымке, Петроград. Буквально все на ладони. Видно даже без бинокля. Исаакий своей темной позолотой купола возвышается и выделяется по-прежнему. Разве немного стал темнее.»
Дневник вольноопределяющегося, пулеметчика 1-го Ливенского полка Дмитрия Соломина. 
Ливенская дивизия переходит в наступление, и в этот момент приходит приказ о прекращении всех операций.
Войска С.-З. армии продолжают откатываться к границе с Эстонией. «...Наши мечты не сбылись – Петроград еще не взят, нам пришлось оставить Гатчину. Отходить ужасно тоскливо, грустно, 
злость берет, но мы отходим сами, нас не гонят, и положение, по-видимому, не скверно, но это опять задержка...». Это письмо написано на ст. Вруда 5.11.1919. 14 ноября красные берут Ямбург. Пытаясь
исправить положение, г. Родзянко возглавляет войска 2-го корпуса и 1-й дивизии, но все попытки контратаковать безрезультатны.
Позже взяли Красное Село еще раз и захватили Сергиево со станцией и Горелово.
Оступление СЗА прикрывал выдвинувшийся дальше других 18-й Рижский полк из той же самой 5-й пехотной дивизии.

Команда тяжелых пулеметов Балтийского полка на позиции около деревни Манновка.
Добровольцы Либавского стрелкового отряда

Стрелок 1-го батальона Либавского отряда Ц.Я. Малкин. Рига, 26 мая 1919 г.

3-й взвод пулемётной роты, д. Новосёлки, 29 июля 1919 г.


Вольноопределяющийся 1-го Ливенского полка В. Дорохов.

Добровольцы пулемётной роты К. Классинский и Я.К. Бочарников. Либава, лето 1919 г.

Вольноопределяющийся П. Иванов

Германский стальной шлем с русским имперским орлом

Часть фотографий и фрагменты воспоминаний взяты ТУТ


Tags: Белогвардейцы, Русско-немецкое братство, Русско-совецкая война, СЗА, герои
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments