kaminec (kaminec) wrote,
kaminec
kaminec

Category:

Массовое убийство большевиками военнопленных колчаковцев на реке Хор в апреле 1920 года

МАССОВОЕ УБИЙСТВО БОЛЬШЕВИКАМИ ВОЕННОПЛЕННЫХ КОЛЧАКОВЦЕВ НА РЕКЕ ХОР В АПРЕЛЕ  1920 ГОДА
(Эпизод из истории красного террора на Востоке России)
С.В.Волков, историк
Событие, о котором пойдет речь, представляет собой  типичнейший образчик поведения большевиков в годы Гражданской войны, не выделяясь особо ни по количеству жертв, ни по методу осуществления. Однако, в свое время оно получило громкий резонанс благодаря тому, что произошло при власти в Приморье «демократического», формально не большевистского, правительства. Впрочем, в дальнейшем эпизод этот оказался совершенно забыт, и в печати не освещался. В России он тем более не был известен.*
Единственной публикацией стала небольшая статья в эмигрантском журнале «Наш Голос», первый и последний выпуск которого (№1 за август – сентябрь 1952 г.,  изданный ротапринтом тиражом несколько десятков экземпляров) вышел в Сан-Франциско. Автор ее – врач Николай Филиппович Богунский (живший до 1949 г. в Китае, а затем в США), рассказывая о жуткой расправе красных партизан с пленными колчаковцами, писал, что  часть их перебили 9 апреля 1920 г. на станции Верино, доколов штыками раненых, а других привели на мост через реку Хор 9 и 20 апреля «и там колотушками размозжили им черепа и всех сбросили в реку Хор». Один чудом выживший колчаковец, придя в сознание, добрался до Никольска-Уссурийского и заявил о происшедшем штабс-ротмистру Конно-егерского полка Кюбару. В качестве инициаторов расправы назывались имена комиссаров Звездова (псевдоним) и И. Жмаева. К публикации был приложен список убитых (засвидетельствованный Кюбаром) с указанием подразделений, в которых они служили. Вот, собственно, и вся фактическая информация о событии (как увидим в дальнейшем, не вполне точная).
К счастью, ряд материалов об этой бойне сохранился в фондах Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), к которым и пришлось обратиться для восстановления полной картины происшедшего, установления числа жертв и их имен. Что же и как тогда случилось?
В ходе крушения белого Восточного фронта  в Приморье 31 января 1920 г. произошел переворот, приведший к правлению те же самые силы, что взяли власть в ходе мятежа 24 декабря 1919 г. в Иркутске – коалицию левых партий во главе с эсерами при участии большевиков. Но если в Иркутске почти сразу же вся власть перешла непосредственно к большевикам, то в Приморье дело обстояло несколько иначе. Хотя левое («розовое») правительство было лишь ширмой, прикрывавшей режим большевиков (опиравшихся на красные партизанские отряды, являвшиеся реальной вооруженной силой в Приморье), но присутствие японских войск не позволяло им развернуться в достаточной мере и требовало «демократического» прикрытия, в качестве какового «Временное Правительство Дальнего Востока - Приморская Областная Земская Управа» (далее – ВПДВ) и просуществовало до ликвидации его 26 мая 1921 г. пришедшей из Забайкалья через Китай Белой Армией.

_____________________

*Краткое упоминание о трагедии на реке Хор имеется в труде о красном терроре современного исследователя  Сергея Станиславовича Балмасова (см. Балмасов С.С. Красный террор на Востоке России в 1918-1922 г.г. М., 2006, с. 265).
    Однако, он неверно указал время, когда произошла данная трагедия ("весной 1918 г.") и исказил название реки - "Хорь" (прим. историка С.В. Наумова).


После установления власти «розового» правительства, начались повальные аресты бывших колчаковских военнослужащих, придерживавшихся «правых» взглядов (или подозревавшихся в таковых) и особенно тех, кто участвовал в борьбе с красными партизанами в Приморье. Поскольку тюрьмы городов Приморья быстро оказались переполненными, в Хабаровске распоряжением командующего военным районом Ивана Георгиевича Булгакова-Бельского был создан концлагерь под началом тов. Никитина и уполномоченного при нем тов. Попова, куда направлялись заключенные из тюрем Владивостока и Никольска-Уссурийского. С этим и связаны интересующие нас события.
По сведениям представителя Русской Комиссии По Прекращению Боевых Действий П. Луцкова обнаружилось, что отправленные из Владивостока 47 человек в Хабаровск прибыли (4-5 апреля в ходе столкновения в городе между японскими войсками и красными партизанами им удалось освободиться), а отправленные из Никольска-Уссурийского 87 человек были убиты (то же Луцков повторил в рапорте председателю Комиссии  видному приморскому большевику Роману Александровичу Цейтлину от 13 мая 1920 г.). Об этом вскоре стало широко известно, информация попала в прессу, родственники арестованных стали требовать проведения расследования, и левым властям пришлось срочно обеспокоиться своей репутацией. В донесении, направленном 7 июня 1920 г. председателю ВПДВ и председателю Совета Управляющих Ведомствами, управляющий внутренними делами Апполон Николаевич Кругликов писал: “Я нахожу, что умерщвление 87 безоружных пленников... явилось актом непонятного и возмутительного зверства, не утверждающего, а подрывающего престиж Демократического Правительства, при наличии власти которого этот акт был совершен”.
Должностные лица стремились прежде всего показать, что правительство как таковое тут совершенно ни при чем. Командующий военным районом Булгаков-Бельский в рапорте председателю ВПДВ Александру Семёновичу Медведеву от 7 июня 1920 г. заявлял, что ему о судьбе пленных «до сего времени» вообще ничего не известно. Представитель же ведомства юстиции в своем объяснении написал, что “первая партия из Владивостока в количестве 47 чел[овек] благополучно достигла Хабаровска, а вторая из Никольска [речь тут идет уже о 89 людях. – С.В.]  - находилась в пути, когда началось японское выступление, и была партизанами по приказу некоего Иванова расстреляна и утоплена в реке Хор". Из рапорта Булгакова-Бельского выясняется, однако, что "некий Иванов" - фигура среди тамошних большевиков достаточно заметная: начальник крупного красного партизанского отряда, под общим командованием которого к тому же находились все правительственные силы на северной, восточной и южной окраинах Хабаровска. Однако сей Иванов 1 мая за какие-то самоуправные действия был предан суду и на следующий день расстрелян. Так что спрашивать было как бы и не с кого.
Штабс-ротмистр Конно-егерского полка Кюбар (к составу этого полка принадлежала наиболее значительная часть жертв), располагавший к тому времени необходимыми сведениями, добытыми от различных лиц, направил 28 мая 1920 г. командующему войсками на Дальнем Востоке генерал-лейтенанту Василию Георгиевичу Болдыреву доклад, в котором, в частности, писал:
“3 апреля, часов около 22-х из гражданской тюрьмы г. Никольск-Уссурийского были вывезены, как потом оказалось, в Хабаровск, офицеры и солдаты, поименованные в прилагаемом при сем списке №1. Принимал их из тюрьмы член Следственной Комиссии Юшко-Ющинский и сдал начальнику конвоя Шнейдеру. 5 апреля вышли из тюрьмы офицеры и солдаты, поименованные в прилагаемом при сем списке №2. Слухи после их увода стали носиться разные... 14 мая вернулась из поездки группа, в т[ом] ч[исле] и сестра полковника Враштиля. Группа дошла до станции Верино, где узнала, что арестованные жили на этой станции до 18 апреля, 8 часов вечера, после чего они были взяты партизанским отрядом Иванова, сгруппированы в один вагон и увезены по направлению на Хабаровск. Жители же поселка около моста через р.Хор рассказывают, что ночью 18 на 19 апреля на мосту были слышны крики и выстрелы. Жители поселка Верино тоже говорят, что все арестованные перебиты и брошены в воду с моста на реке Хор. Старший рабочий Адамович на станции Верино указывает точно, что полковник Враштиль расстрелян с правой стороны дороги около семафора при въезде на станцию Верино с юга, в кустах, где и брошен его труп. В общем у всех приезжих со станции Верино, как и у группы лиц, ездивших туда специально на розыски, составилось убеждение, что арестованные все погибли”.
Поскольку разразившийся скандал серьезно подрывал авторитет «демократической власти», 11 июня 1920 г. ВПДВ (“в виду поступивших во Временное Правительство сведений о самочинной расправе безответственных лиц над 87 политическими заключенными, отправленными из г. Никольск-Уссурийского в г. Хабаровск”) приказом  № 111 была образована Чрезвычайная Следственная Комиссия (ЧСК). Приказом управляющего делами юстиции Александра Васильевича Грозина председателем ее был назначен член Владивостокского окружного суда Казимир Матвеевич Контовт, членами - судебный следователь 3-го участка того же суда Иван Яковлевич Монин и военный следователь Приамурского военно-окружного суда Якшин, секретарем – А.А. Калинин.  В работе Комиссии принимали участие представители общественных организаций: Союза Домовладельцев, Никольск-Уссурийского Офицерского Общества, Центрального Бюро Профессиональных Союзов, а также уполномоченный ВПДВ В.Г. Попов и представитель Никольск-Уссурийской Земской Управы.
В протоколе ЧСК от 22 июня сказано: “По обмене мнений ротмистр Кюбар доложил, что по имеющимся у него сведениям по реке Хор обнаружено до 80 трупов, а всего по предположению до 126 трупов. Т[аким] о[бразом] обстановка дела требует немедленного выезда Комиссии на место, тем более, что группа родственников убитых настаивает на уборке и погребении трупов”.
Приступив к работе с большим опозданием, Комиссия смогла найти и похоронить лишь небольшую часть останков убитых. К тому времени из-за проливных дождей уровень воды сильно поднялся и места их предполагаемого нахождения оказались затопленными. Тем не менее 11 августа вдовы офицеров А. Зотова, М. Зубовская, О. Родван,  А. Филинова, О. Черемисинова,  и сестра одного из убитых Н.Скуратова подали прошение о продлении поисков.

________________
* Большевистский комендант станции Верино, непосредственно ответственный за  расправу над пленными колчаковцами (прим. историка С.В. Наумова).
** Сам Р.А. Цейтлин, нелегально прибывший в освобождённый от большевиков Владивосток, был 15 октября 1921 года обнаружен на квартире скрывавшего его богатого врача-еврея А.Б. Моисеева и убит при задержании (см. Арест доктора Моисеева. - "Владиво-Ниппо" (Владивосток), 1921, № 390, с. 3; Вещий. Опять евреи. - "Слово" (Владивосток), 1921, № 429, с. 1; Вокруг убийства Цейтлина. - "Курьер" (Владивосток), 1921, № 18, с. 2; № 22, с.3; Вокруг убийства Цейтлина. - "Сумерки" (Владивосток), 1921, № 23, с.3; № 24, с. 3; Е.М.Б. Убийство Р. Цейтлина. - «Голос Родины» (Владивосток), 1921, № 686, с. 2; К аресту Моисеевых. - «Владиво-Ниппо», 1921, № 391, с.3; К убийству Цейтлина. - «Курьер» (Владивосток), 1921, № 16, с.3; № 17, с. 2; Руднев С.П. При вечерних огнях. Воспоминания. Харбин, [1928], с. 416-418; Убийство Цейтлина. - "Владиво-Ниппо", 1921, № 390, с.3;  Убийство Цейтлина. - "Слово", 1921, № 390, с. 3).
Этим он избежал позорной участи других дальневосточных большевистских руководителей, ликвидированных в период сталинских «чисток» (прим. историка С.В. Наумова).


Как явствует из докладной записки ЧСК от 30 августа 1920 г., 27 июня члены Комиссии с 29 родственниками убитых выбыли на реку Хор, где по 6 июля было найдено 5 трупов, частично опознанных родственниками. В виду разлива реки продолжать поиски было нельзя. Комиссия, получив информацию о казненных колчаковцах  на станции Верино, выехала туда и действительно нашла 8 трупов. Всего было обнаружено 26 тел, из которых опознаны 10 (П.Г. Баранова, В.В. Враштиля, Ю.М. Гирилловича, А.А. Евецкого, А.И. Котляра, С.И. Морозкова, Н.И. Пинегина, В.И. Рябухина, М.С.Семенова и В.А. Шернкренца). Отмечалось, что по опросам местных жителей по р.Уссури проплыло и не выловлено более 10 трупов и что “по особым условиям р. Хор, трупы должны находиться в ее притоках, где должно быть обнаружено их не менее 40-60 (на что Комиссии требовалось дополнительно 120 тысяч рублей).
Что касается выявления и задержания виновных в совершенном преступлении, то тут работа Комиссии ни к чему не привела (к октябрю 1920 г. был арестован некто Орлов*, но и его отправке из Хабаровска во Владивосток тов. Цейтлиным чинились препятствия) и вскоре была свернута: 16 октября 1920 г. приказом ВПДВ “Чрезвычайную Комиссию для расследования обстоятельств убийства 87 чел. на р.Хор” предписывалось упразднить с передачей дальнейшего расследования этих обстоятельств следственной власти в обычном порядке.  А 23 декабря 1920 г. поступившее от ЧСК дело на 324 листах и вещественные доказательства в двух опечатанных конвертах были переданы прокурору Приамурского военно-окружного суда.
Так сколько же всего человек  тогда погибло  на станции Верино и мосту через Хор? Как уже отмечалось, первоначально было известно о вывезенных из Никольска-Уссурийского 87 арестантах, а в письме представителя ведомства юстиции сообщалось уже о 89. Но в письме председателя Временного Народного Собрания Дальнего Востока от 29 июня председателю Совета Управляющих Ведомствами Петру Михайловичу Никифорову, письме 5 членов Народного Собрания ему же и письме управляющего внутренними делами управляющему делами юстиции говорится о 96 отправленных из Никольска-Уссурийского и умерщвленных  на станции Верино.
В документах  Комиссии имеются два именных списка:
       1) список заключенных Никольск-Уссурийской тюрьмы, отправленных в Хабаровск 3 апреля (представлен уполномоченным ВПДВ по Никольск-Уссурийскому уезду управляющему внутренними делам Кругликову), где значатся 83 человека,
и
      2) один из списков, приложенных к упомянутому выше докладу штабс-ротмистра Кюбара, где названы 94 человека.
 При этом оказалось, что во втором списке отсутствуют 2 человека, упомянутые в первом, но зато приводятся имена 13 человек, которых нет в первом списке. То есть всего по ним проходят 96 человек. Кроме того, еще один список вывезенных из Никольска-Усурийского сохранился в фонде Управления делами военно-морского ведомства ВПДВ (там названо 89 человек).
Наконец, не случайно в протоколе ЧСК было зафиксировано, что число трупов может составить 126. Позже в пояснительной записке Комиссии указывалось, что на реке
Хор была убита также и партия арестованных, взятая в г. Имане в количестве 24 человека. В списке, приложенном к публикации в журнале "Наш Голос", значатся 116 человек, в том числе чинов Конно-егерского полка - 45, 3-го Забайкальского казачьего полка – 8, гаубичной батареи – 6, 2-й батареи – 1, 33-го Сибирского стрелкового полка – 14, 34-го Сибирского стрелкового полка – 39 (включая одного безымянного) и инженерного батальона – 3. При анализе имеющихся материалов видно, что почти все лица, отсутствующие  в списках вывезенных из Никольска-Усурийского – это чины 34-го Сибирского стрелкового полка, из которых, следовательно, и состояла партия взятых в Имане.
Отсюда, по изучении и сопоставлении имен во всех имеющихся списках, можно констатировать, что в ходе описываемых событий на станции Верино и мосту через реку Хор в апреле 1920 г. красными было убито как минимум 130 человек (из которых 129 можно назвать поименно).
Вот мартиролог этих установленных жертв большевистского террора (о некоторых из них приводятся дополнительные сведения из составленной мною компьютерной базы данных на участников Белого Движения):

1.    Абрамов Петр Иванович. Доброволец. Старший фейерверкер  (гаубичная батарея).
2.    Акимов Евгений Петрович. Прапорщик (Конно-егерский полк).
3.    Алешин Александр Федорович. Доброволец. Старший фейерверкер (гаубичная батарея).
4.    Артемьев. Казак (34-й Сибирский стрелковый полк). 
5.    Ашкинадзе Лев. Доброволец. Рядовой (инженерный батальон). 
6.    Бакалов Федор Федорович. 1-я Житомирская школа прапорщиков 1916. Прапорщик (Конно-егерский полк). 
7.    Баранов Павел Гаврилович. Подъесаул (3-й Забайкальский казачий полк).
8.    Белокуров Гавриил Семенович. Доброволец (34-й Сибирский стрелковый полк).
9.    Белоног Павел. Учитель (34-й Сибирский стрелковый полк). 
10.    Бороздин Михаил Александрович. Доброволец (33-й Сибирский стрелковый полк).
11.    Борткевич Виктор Антонович. Прапорщик (Конно-егерский полк). 
12.    Бречек Иван Матвеевич. Серб. Доброволец (Конно-егерский полк). 
13.    Бржиский Борис Владимирович. Сын капитана. Хабаровский кадетский корпус. Прапорщик (Конно-егерский полк).
14.    Булатов Александр Михайлович. Доброволец. 
15.    Бухальцев Илья Акимович. Казак (Конно-егерский полк). 
16.    Бянкин Николай Гаврилович. Прапорщик (3-й Забайкальский казачий полк). 
17.    Вдовин. Казак (34-й Сибирский стрелковый полк). 
18.    Вирский Виктор Николаевич. Штабс-ротмистр (33-й Сибирский стрелковый полк). 
19.    Власенко Борис Сергеевич. Елисаветградское кавалерийское училище 1915. Штабс-ротмистр 13-го драгунского полка (Конно-егерский полк). 
20.    Волков Николай (Александр Гаврилович). Вахмистр (Конно-егерский полк). 
21.    Враштиль Виктор Владимирович, р. 30 октября1885. Виленское пехотное юнкерское училище 1907. Ротмистр 2-го Заамурского пограничного конного полка. В белых войсках Восточного фронта; 20 декабря 1917 приступил к формированию эскадронов в Харбине, с 4 марта 1918 командир дивизиона пехотных войск, с 4 июля 1918, к 17 февраля 1919 командир Конно-егерского полка в Приморье (в Никольске-Уссурийском), с 25 сентября 1918 подполковник. Полковник (с 18 октября 1918). 
22.    Вялых Тимофей Иванович. Доброволец (34-й Сибирский стрелковый полк). 
23.    Галявин Николай Васильевич, р. 17 ноября 1875. Гимназия 1894, Санкт-Петербургское пехотное юнкерское училище. Ротмистр, в распоряжении начальника контрразведывательного отделения штаба Приамурского военного округа, и[сполняющий] д[олжность] начальника того же отделения (в отставке с 1917), жил во Владивостоке. Полковник (Конно-егерский полк).
24.    Гириллович Юрий (Георгий) Михайлович, р. 1864. В службе с 1885, офицером с 1887. Подполковник Отдельного корпуса жандармов (Конно-егерский полк).
25.    Глеб-Кошанский Георгий Семенович. Александровское военное училище 1904. Офицер 2-го Сибирского стрелкового полка (с 1915 в плену). Штабс-капитан (33-й Сибирский стрелковый полк). 
26.    Грищев Сильвестр Антонович. Подпрапорщик (Конно-егерский полк). 
27.    Дарманов Степан Григорьевич (34-й Сибирский стрелковый полк). 
28.    Дементьев Борис Васильевич. Николаевское кавалерийское училище 1916. Офицер Приморского драгунского полка. Поручик.
29.    Дзвонко Антон. Доброволец. Вахмистр (Конно-егерский полк).
30.    Дмитриев Дмитрий Яковлевич. Прапорщик (33-й Сибирский стрелковый полк). 
31.    Дроздов Константин Михайлович. Штабс-ротмистр (Конно-егерский полк). 
32.    Евецкий Александр Ананьевич. Одесское военное училище 1909. Офицер 2-го Сибирского стрелкового полка. Полковник, командир полка. В белых войсках Восточного фронта на 15 августа 1918 командир 11-го Бузулукского стрелкового полка Народной Армии, затем в 33-м Сибирском стрелковом полку.
33.    Зазубрин Николай. Корнет (Конно-егерский полк). 
34.    Зальцведель Лев  (Николай) Федорович. Доброволец (Конно-егерский полк). 
35.    Замесов Федор Филиппович. Гимназист. Старший унтер-офицер (Конно-егерский полк).
36.    Занькин Павел Васильевич. 2-я Иркутская школа прапорщиков 1915. Поручик (Конно-егерский полк). 
37.    Зверев Иван Григорьевич. Капельмейстер. Доброволец. Старший фейерверкер (2-я батарея).
38.    Зейгерт Леонид Николаевич. Чиновник (34-й Сибирский стрелковый полк). 
39.    Зеленый Наум Ерофеевич. Доброволец (33-й Сибирский стрелковый полк). 
40.    Змиюк Георгий Семенович. Казак (34-й Сибирский стрелковый полк).
41.    Змиюк Иосиф Семенович. Казак (34-й Сибирский стрелковый полк). 
42.    Змиюк Семен Семенович. Казак (34-й Сибирский стрелковый полк). 
43.    Зотов Георгий Александрович. Елисаветградское кавалерийское училище 1917. Корнет 2-го Заамурского пограничного конного полка. Поручик (Конно-егерский полк).
44.    Зубовский Валентин Иннокентьевич. Хабаровский кадетский корпус 1907, Николаевское кавалерийское училище 1909. Офицер Уссурийского казачьего войска. Ротмистр.
45.    Казаков Лаврентий Григорьевич. Доброволец (34-й Сибирский стрелковый полк).
46.    Кишенин Василий Андреевич. 1-я Петергофская школа прапорщиков 1915. Штабс-ротмистр (Конно-егерский полк).
47.    Клаас Николай Александрович. Владимирское военное училище 1916. Поручик (34-й Сибирский стрелковый полк). 
48.    Кобушко. Хорунжий (34-й Сибирский стрелковый полк). 
49.    Козырев Василий. Доброволец. 
50.    Колбасников Николай Александрович. Доброволец. Младший унтер-офицер (Конно-егерский полк). 
51.    Коржиков Филипп Григорьевич. Доброволец (33-й Сибирский стрелковый полк). 
52.    Корзун Александр. Казак (34-й Сибирский стрелковый полк). 
53.    Косарь Василий Анисимович. Доброволец.
54.    Костромин Иван Федорович. Доброволец (Конно-егерский полк).  
55.    Котляр Алексей (Александр) Иванович. Доброволец (Конно-егерский полк).  
56.    Кузнецов Петр Степанович. Хорунжий (3-й Забайкальский казачий полк). 
57.    Кульков Михаил Тимофеевич. Доброволец. Старший фейерверкер (гаубичная батарея). 
58.    Левенталь Евгений Гансович (Борисович). Юнкер (Конно-егерский полк). 
59.    Литвиненко Николай Павлович. Доброволец (34-й Сибирский стрелковый полк). 
60.    Ломакин Василий Георгиевич. Доброволец. 
61.    Лотэ. Китайский подданный. Доброволец. 
62.    Лукьянов Николай Николаевич. Доброволец (34-й Сибирский стрелковый полк). 
63.    Максюта Степан Иванович. Коллежский регистратор (34-й Сибирский стрелковый полк, затем начальник тюрьмы). 
64.    Малахов Яков. Казак (34-й Сибирский стрелковый полк). 
65.    Малинин Иван Яковлевич. Прапорщик (33-й Сибирский стрелковый полк).
66.    Мирошниченко Иван Илларионович. Литейщик. Доброволец (34-й Сибирский стрелковый полк).
67.    Михалев Фома Иванович. Крестьянин (34-й Сибирский стрелковый полк). 
68.    Моисеенко Александр. (34-й Сибирский стрелковый полк). 
69.    Морозков Сергей Иванович, р. 1876. Сибирский кадетский корпус 1895, Павловское военное училище 1897. Полковник (33-й Сибирский стрелковый полк).
70.    Москвин Николай Николаевич. Прапорщик (Конно-егерский полк). 
71.    Мушта. Священник (34-й Сибирский стрелковый полк). 
72.    Наштаков. Казак (34-й Сибирский стрелковый полк). 
73.    Нелидов Владимир. Корнет (Конно-егерский полк). 
74.    Нелиус. Рядовой (инженерный батальон).
75.    Николаев Виктор Александрович. Поручик (подпоручик) (Конно-егерский полк). 
76.    Омельченко Петр Иванович. Доброволец (34-й Сибирский стрелковый полк). 
77.    Оснецкий Владимир Анатольевич. Прапорщик (3-й Забайкальский казачий полк). 
78.    Панин Федор Николаевич. Рядовой.
79.    Пахотов Павел Степанович. Чиновник (34-й Сибирский стрелковый полк). 
80.    Пащенко Захар Андроникович. Казак (34-й Сибирский стрелковый полк). 
81.    Певцов Николай. Корнет (Конно-егерский полк). 
82.    Пелус. Доброволец.
83.    Петренко Александр. Доброволец (инженерный батальон). 
84.    Петренко Сергей Савельевич. Доброволец. 
85.    Пинегин Николай Иванович. Суворовский кадетский корпус 1907, Елисаветградское кавалерийское училище 1909. Офицер 13-го драгунского полка. Ротмистр.
86.    Пискунов Николай Ананьевич. Доброволец. Старший фейерверкер (гаубичная батарея). 
87.    Полынцев Иннокентий Гаврилович. Доброволец (Конно-егерский полк). 
88.    Попов Михаил Георгиевич. Подпрапорщик (гаубичная батарея). 
89.    Попов-Введенский Георгий Николаевич. Прапорщик (Конно-егерский полк). 
90.    Портных Павел. Оренбургское казачье училище 1915. Офицер Уссурийского Казачьего Войска. Есаул (34-й Сибирский стрелковый полк).
91.    Радаев (Родаев) Андрей Федорович. Доброволец (33-й Сибирский стрелковый полк).
92.    Рахотов. Хорунжий (34-й Сибирский стрелковый полк). 
93.    Ремезов (Ремизов)  Михаил Михайлович. Доброволец.
94.    Родван Анатолий Дмитриевич. Прапорщик (Конно-егерский полк).
95.    Розенберг-Лук Карл Оскарович. Доброволец (34-й Сибирский стрелковый полк).
96.    Руссаков Кирилл Николаевич. Доброволец (34-й Сибирский стрелковый полк).
97.    Рябухин Василий Иванович. 1-я Иркутская школа прапорщиков 1916. Сотник (34-й Сибирский стрелковый полк). 
98.    Рязанов (Резанов) Всеволод Федорович. Прапорщик (33-й Сибирский стрелковый полк).
99.    Савинский Илья Иванович. Доброволец. Старший писарь (33-й Сибирский стрелковый полк).
100.    Свиридов Андрей Федулович. Сотник (34-й Сибирский стрелковый полк).
101.    Семенов Михаил Семенович. Доброволец.
102.    Серебряков Владимир. Поручик (Конно-егерский полк).
103.    Сильвестров Александр Семенович. Казанское военное училище 1916. Прапорщик (33-й Сибирский стрелковый полк).
104.    Скуратов Георгий Тимофеевич. 3-я Иркутская школа прапорщиков 1917. Прапорщик 5-й Сибирской запасной стрелковой бригады в Томске. Корнет (Конно-егерский полк).
105.    Сосулин Павел Николаевич. Податной инспектор (34-й Сибирский стрелковый полк). 
106.    Старожук Антон Данилович. Чиновник (34-й Сибирский стрелковый полк). 
107.    Стебельцов Василий. Доброволец.
108.    Стрельников. Казак (34-й Сибирский стрелковый полк). 
109.    Стрельцов Василий. (34-й Сибирский стрелковый полк). 
110.    Тезин Евгений. Старший унтер-офицер (Конно-егерский полк). 
111.    Тереховский Александр. Старший унтер-офицер (Конно-егерский полк). 
112.    Теточкин Афанасий Иванович. Доброволец. 
113.    Тиханов Федор Николаевич, р. 1875. Офицер с 1900. Офицер Забайкальского Казачьего Войска. Полковник. В белых войсках Восточного фронта помощник командира в Конно-егерском полку. 
114.    Токмаков Иннокентий Николаевич. 4-я Тифлисская школа прапорщиков 1915. Подъесаул (3-й Забайкальский казачий полк). 
115.    Томак  (Топак) Николай. Доброволец.
116.    Третьяков Иван Васильевич. Поручик (33-й Сибирский стрелковый полк). 
117.    Тютюнник Василий Фомич. Доброволец (34-й Сибирский стрелковый полк). 
118.    Филинов Константин Тихонович.* 3-я Иркутская школа прапорщиков 1917. Сотник (3-й Забайкальский казачий полк).
119.    Филиппов Иннокентий Антонович. Сибирский кадетский корпус 1910, Павловское военное училище 1912. Подъесаул Забайкальского Казачьего Войска  (3-й Забайкальский казачий полк). 
120.    Черемисинов Георгий Александрович. Корнет.
121.    Чернов Николай. Корнет (Конно-егерский полк). 
122.    Шалинин. Прапорщик.
123.    Шанин Федор. Вахмистр (гаубичная батарея).
124.    Шернкрейц Виктор Александрович. Пажеский корпус 1915. Офицер 13-го драгунского полка. Штабс-ротмистр (Конно-егерский полк).
125.    Шереметьев Дмитрий Дмитриевич. Подхорунжий. (Конно-егерский полк).
126.    Ширин Федор. Доброволец (34-й Сибирский стрелковый полк).
127.    Ширяев Алексей Алексеевич. Хорунжий (3-й Забайкальский казачий полк).
128.    Эйман Георгий Бертольдович. Николаевское военное училище 1916. Корнет (Конно-егерский полк).
129.    Юртайкин Епифан Афанасьевич. Доброволец.

ПРИМЕЧАНИЯ

 1Богунский Н.Ф. Зверская расправа коммунистов с антикоммунистами . -  «Наш Голос» (Сан-Франциско), 1952,  № 1, с. 27-31.
    Аналогичные факты содержатся в мемуарах бывшего министра юстиции и управделами Совета Министров антибольшевистского Временного Приамурского Правительства Сергея Петровича Руднева:
    «Из Никольской тюрьмы и из Имана были вывезены 123 человека, главным образом офицеры Конно-егерского полка — грозы для забастовщиков на железной дороге, посажены в вагон в одном нижнем белье, вместе с командиром Конно-егерского полка полковником Враштилем, увезены на север и там на ст. Верино, после зверских мучений, были убиты полковники: Враштиль, Евецкий, Галявин и Гириллович, а прочие отвезены в вагонах на железнодорожный мост через р. Хор, где выводили их из вагонов по одному человеку, молотками и прикладами разбивали голову и сбрасывали затем с моста в реку.  Только одному из 123 человек, случайно недобитым сброшенному в реку, удалось спастись, добраться до кустов на берегу и затем, вместе с найденными потом трупами, поведать миру о той бойне, которая имела место на мосту р. Хор...» (см. Руднев С.П. При вечерних огнях. Воспоминания. Харбин, [1928], с. 305).
    К сожалению, имя спасшегося белого офицера пока не установлено (прим. историка С.В. Наумова).
Tags: Красный террор, Сибирь, преступления коммунистов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments