?

Log in

No account? Create an account

kaminec


Русское Освободительное Движение

1917 - 1945


Entries by category: армия

"Он не только убил людей, он убил святейшее в каждой армии"
kaminec
Взгляд корниловского офицера на чистки в советской армии. Взгляд, оказавшийся верным и через пятьдесят лет, когда оказалось, что у колосса - глиняные идейные ноги.
15_7_1
ДУШИ В КАНДАЛАХ

Военная история полна имен людей, прославившихся победами над вражескими армиями.

Иные вошли в Историю, потому что дали врагу разгромить свою армию. Сталин войдет в Историю как человек, разгромивший собственную армию. Подвиг, единственный в своем роде.
Read more...Collapse )

ЗА СВОБОДНУЮ НАЦИОНАЛЬНУЮ РОССИЮ!
kaminec
ПАТРИОТИЧЕСКИЙ СЛЕТ РУССКОЙ МОЛОДЕЖИ

Впервые в столице Белоруссии развивается русский национальный трехцветный флаг. Его подняла русская молодежь, собравшаяся на слет, чтобы выразить свою солидарность с солдатами и офицерами РОА, доблестно сражающимися против англо-американской плутократии. Дом Национал-Социалистической Трудовой Партии России, где состоялся слет, как и ближайшие дома, украшены лозунгами: «Привет солдатам и офицерам РОА и РОНА – передовому отряду русской молодежи», «Молодежь – на борьбу за родину против большевизма», «За национально-трудовую Россию».

Небольшой зал Дома НСТПР с трудом вместил всех пришедших на слет юношей и девушек. Председатель минской организации НСТПР Н.И. Гоголев в коротком докладе обрисовал задачи, стоящие перед молодежью, и призвал ее на борьбу против большевизма и плутократии. Докладчик рассказал о событиях последних дней, о высадке англо-американцев, о героической борьбе германских солдат и их верных союзников – русских добровольцах, о применении Германией нового оружия, наносящего жесточайшие удары по острову английских плутократов.

Слет русской молодежи принял приветствия солдатам и офицерам РОА, гитлеровской молодежи, союзу молодежи Белоруссии и комбригу Каминскому – вдохновителю и организатору Национал-Социалистической Трудовой Партии России.

Read more...Collapse )

вокруг боевых знамен РОА, РОНА
kaminec
СРМ
Союз Российской Молодежи
Read more...Collapse )

Россия вспомнит
kaminec
0_cd7b6_7abfbad3
ВРАНГЕЛЬ
К годовщине смерти
ЧИТАТЬCollapse )

Атаманы черноземной России
kaminec

Из книги «Атаманы казачьего войска»: против советской власти воевали все, а она победила...

Одним из первых крупных крестьянских выступлений в Черноземной России времен гражданской войны стало восстание в Одоевском уезде Тульской губернии летом 1918-го.
Тогда отряд восставших в несколько тысяч человек, имея 5 пулеметов и 2 орудия, разгромил красный реквизиционный отряд. Коммунистов и советских работников повстанцы закапывали живыми в землю. В Саратовской губернии против продразверстки восстали 12 немецких колоний. Крестьяне Орловской губернии под руководством бывшего офицера Мокашова совершили поход на уездный городок Ливны. Тогда 5 тысяч повстанцев разгромили красный гарнизон Ливен в 350 бойцов и, захватив на два дня город, казнили всех местных коммунистов.

Стихийные восстания крестьян против продразверстки, насилия продотрядов и мобилизации в Красную Армию в Центральном районе России в мае-августе 1919-го были названы «Зеленым валом». Тогда фиксировалось 18 крупных восстаний и до 40 восстаний в волостях. Большую роль в восстаниях лета 1919-го играли дезертиры. В Воронежской губернии в конце мая произошло восстание атамана Шароварова, которое перекинулось на часть Тамбовской губернии.
Тогда восставшие разгромили несколько полков ЧК и РККА, тылы 9-й армии. В Медыни, что возле Калуги, восставшие провозгласили свою «республику», удерживая ее с конца октября до середины ноября 1919-го. Повстанцы провели мобилизацию и создали 5 полков – по числу восставших волостей. Это локальное восстание смогли подавить только 3 тысячи красноармейцев при двух батареях и бронепоезде.

7 ноября 1919-го вспыхнуло восстание в Веневском уезде и в Духовщине, которую захватили повстанцы по главе с эсером Ивановым. Во второй половине 1919-го крестьянские восстания прокатились по Нечерноземью (Иваново-Вознесенская, Московская, Костромская, Ярославская, Тверская губернии).
Read more...Collapse )

"Вы все наши братья, русские люди"
kaminec
3-й_корниловский_ударный_полк_в_Харькове

...После напутственного молебна в Змиевских казармах прогремел Корниловский гимн, затрубили трубачи, и стройными рядами, весело и бодро двинулся полк Ударный по улицам еще спавшего Харькова. Лихо шагала 10-я рота. Образцовое равнение штыков, радостные и горделивые улыбки на молодых здоровых лицах и щемящие сердце прощальные взоры в сторону окон —

...а там, чуть подняв занавеску, лишь пара голубеньких глаз...

Твердо отбивая ногу, весело пели добровольцы: “...За Русь Святую, мы, как один, умрем за дорогую”... И не случайно сложилась эта песня добровольческая. Корниловцы знают и свято хранят завещанное им их Вождем и Шефом: “Только смерть может освободить русского солдата от борьбы за честь и славу Родины!” — и такими были все корниловцы тогда, в 1919 году, такими остались и когда унесли с собой Пушкинскую Россию, такими были в Болгарии, Чехии, Югославии, Австрии и Германии, а голые и сухие страшные цифры тому подтверждение: убитыми и ранеными корниловцы потеряли 48 002 человека.

На Харьковском вокзале были уже поданы эшелоны... Погрузились и, быстро минуя станцию за станцией, по украинским бескрайним степям, мимо украинских сел с их белыми вымазанными хатами приближались к фронту.

Read more...Collapse )

НЕМЕЦКИЙ ГЕНЕРАЛ ЧЕСТВУЕТ РУССКУЮ ГЕРОИНЮ
kaminec
Газета "За Родину" Псков №147(242) от 28 июня 1943 г.

За участие в борьбе против сталинских бандитов Мария Н., как первая русская женщина, награждена германской медалью за храбрость.

Остров. 27/6. Мы часто имеем возможность наблюдать геройство и доблесть русских бойцов РОА. Эти храбрые сыны нашего народа полны решимости сражаться за нашу Родину и, если это окажется нужным, даже умереть ради уничтожения большевизма. Но не только сыны нашего народа сражаются сегодня бок о бок с Германией против большевистского варварства. Сегодня на этот фронт течет миллионный поток храбрых и честных русских патриотов, поток готовых на все русских людей – мужчин и женщин, день за днем исполняющих свои тяжелые обязанности. Наши ежедневные задачи требуют от всех нас известную степень гражданского мужества и неустанного труда. Мы знаем ради чего мы это делаем: ради Новой России!

Мы часто читаем сообщения, как героически сражаются бойцы РОА. Всем известно что русский солдат вынослив и храбр, в особенности это относиться к солдатам РОА, которые не только в военном, но и политическом отношении представляют собой авангард Новой России.

Однако, не только фронтовики и мужчины на фабриках и крестьяне на полях, но и женщины освобожденных областей день за днем, трудятся и борются, чтобы и со своей стороны помочь создать лучшее будущее.

С гордой радостью мы помещаем сегодня сообщение об особом отличии полученном русской женщиной. 17 июня 1943 года в нашем городе один немецкий генерал передал русской женщине Марии Н. германскую бронзовую медаль за храбрость, с мечами. Германское отличие за храбрость впервые было присуждено русской женщине. Мы рады, что имеем возможность сообщить об этом беспримерном и героическом поступке, послужившем поводом к этому награждению.

post-372-1318959469
*
СПЕЦИАЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ ГАЗЕТЫ «ЗА РОДИНУ»
*
В апреле с.г. одна деревня, расположенная далеко к югу от Острова, пережила нападение сталинских бандитов. В деревне находился германский опорный пункт. Во время боя загорелся один из бункеров с боеприпасами. В то время как германские солдаты вместе с местной самозащитой сражались со сталинскими бандитами. Мария Н. (полное имя этой храброй женщины повсюду известное в Островском районе, мы по понятным причинам не хотим опубликовывать), с полным присутствием духа распознала грозящую опасность и, рискуя своей жизнью, потушила огонь охвативший боеприпасы, столь нужные для продолжения борьбы против сталинских бандитов. Стычка продолжалась несколько часов, но несмотря на свистящие кругом пули Мария Н. помогала германским солдатам и местной самозащите, поставляя им боеприпасы и укрывая в безопасных местах раненых.
Что побудило эту женщину так рисковать своей жизнью?
Это была любовь к Родине и ненависть по отношению к чуждому ей большевизму! Мария Н. как и многие миллионы русских женщин, поняла, что такое «советский рай» и поэтому сочла своим долгом рискнуть жизнью, ради уничтожения сталинских бандитов и спасения своей Родины. Поэтому она с гордостью, как первая русская женщина, сегодня носит германскую бронзовую медаль за храбрость с мечами.
*
Мы все знаем, что наш народ ведет решительную борьбу. Третья революция Национальной Росской Идеи все время ширится, а большевизм слабеет. Мы, русские патриоты знаем, что сегодня надо поставить на карту все, чтобы спасти наш народ от чумы жидо-большевизма. Сотни тысяч бойцов РОА ежедневно рискуют жизнью ради великой идеи нашего народа. Пример, отважной женщины Марии Н. показывает, что не только мужчины, но и наши женщины сегодня охвачены героическим духом. Подвиг Марии Н. является для нас примером того, что воля к свободе охватывает весь наш народ. Наша любимая Родина с просторными молчаливыми полями и созревающим хлебом, топкими болотами и зеленеющими лесами, всегда рождала мужчин и женщин становящихся героями, когда их звал долг перед отечеством. Сегодня мы переживаем великое время! Мы хотим сбросить ярмо большевизма и с улыбкой повернуться к светочу новой свободы. С гордым чувством счастья и радости мы сегодня приветствуем героический поступок Марии Н. Когда наступила опасность, когда сталинские бандиты, трусливо пользуясь ночной темнотой напали на деревню, Мария Н. знала, что велит ей долг. Она погасила загоревшийся бункер с боеприпасами, снабжала солдат и самозащиту патронами, спасла раненых и перевязала им раны. Этим она показала пример прекраснейшего героизма!

Мы знаем храбрость русских женщин. Мы знаем их самоотверженную работу на фабриках и в крестьянском хозяйстве. И мы так же знаем, что многие женщины проявили свою доблесть и на поле брани. Теперь мы узнали об отличии присужденном Марии Н. Мы поздравляем ее с тем, что она была первой русской женщиной, награжденной немецким генералом и рассматриваем ее подвиг, как взнос в германо-русское боевое единение, которое в общей борьбе уничтожит презренную диктатуру иудо-большевизма!

SyZp-Xp552o

СЛОВО ЧЕЛОВЕКА, КОТОРОГО ГЕНЕРАЛ ВЛАСОВ СЧИТАЛ СВОИМ ДРУГОМ
kaminec
Uvg7WfviYk0
67 лет назад был убит коммунистами главнокомандующий ВС КОНР Андрей Андреевич Власов и его соратники - генералы Трухин, Малышкин, Жиленков, Меандров, Закутный и Буняченко. По слухам, казнь была организована с ужасающей жестокостью — все казнённые были повешены на пианинной струнной проволоке, на крюке, поддетом под основание черепа. Останки казнённых кремировали в крематории НКВД и прах развеяли в безымянном рву Донского монастыря (название в пост-советское время: «клумба невостребованных прахов»).
Вокруг личности Власова до сих пор идут жаркие споры, даже среди идейных антикоммунистов отношение к нему неоднозначное. Попробуем более подробно рассмотреть фигуру Власова и его значение для Русского Освободительного Движения. Пожалуй, объективно говорить об этом могут только люди, которые лично знали Власова и принимали участие в борьбе с коммунизмом. Им и слово.
1
Игорь Новосильцов
ПОРАЖЕНЕЦ, ПРЕДАТЕЛЬ ИЛИ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ГЕРОЙ
СЛОВО ЧЕЛОВЕКА, КОТОРОГО ГЕНЕРАЛ ВЛАСОВ СЧИТАЛ СВОИМ ДРУГОМ
Читая советские публикации, в которых упоминается власовское движение, поражаешься потокам лжи, которыми поливается все движение, а главным образом, его руководитель — Андрей Андреевич Власов.
Что знают о Власове в Советском Союзе?
Некоторое время тому назад я был в одном американском университете, где очень интеллигентный человек, член Союза писателей СССР, на вопрос:
«Что вы знаете о Власове?» — ответил:
«Я знаю только, что Власов — предатель и больше ничего».
И вот, зная, как фальсифицируется история в Советском Союзе, я считаю, что на всех участниках движения и особенно тех, кто был близок к генералу Власову, лежит долг рассказать правду. Поэтому прошу принять свидетельство человека, который был участником власовского движения и, кроме того, был близок к Андрею Андреевичу не как подчиненный, не как служащий учреждения, начальником которого он был, а просто как человек.
Я принадлежу к тому поколению русской эмиграции, которое имеет еще корни в России. После окончания гражданской войны мы ушли, но мы не забыли, откуда ушли, и несли все время в сердце своем желание служить своему отечеству. И вполне понятно, что когда началась война между гитлеровской Германией и СССР, мы считали, что открывается новая страница истории, решается судьба нашей родины. Мы надеялись и верили, что крушение ненавистного режима приведет к возрождению России, и наша родина вновь выйдет на свой исторический путь.
Я приехал в Берлин из Чехословакии. В Праге, где эмигрантов из России было около десяти тысяч человек, я прожил 17 лет моей жизни. Приехав в Берлин, я поселился в гостинице, в которой обитало много русских. Среди них — мой младший товарищ по кадетскому корпусу Александр Степанович Казанцев. Он работал в отделе пропаганды главного командования германской армии. Этот отдел размещался в доме на улице Виктория, в подвале которого за решеткой сидело несколько пленных советских генералов.
Однажды Казанцев сказал, что туда привезли недавно взятого в плен советского генерала — Власова. И добавил, что есть надежда, что этот генерал возглавит Российское освободительное движение. Казанцев мне сказал, что у генерала нет костюма, что его военная форма сильно потрепана, и попросил меня привезти кое-что из Праги. Общими усилиями мы Андрея Андреевича одели.
Впервые выйдя из тюрьмы, Андрей Андреевич пришел к нам в гостиницу. Мы заранее знали об этом и устроили ему встречу с ужином. Моя комната была больше, чем у других, и все собрались у меня. Целый вечер мы просидели, беседуя. Андрею Андреевичу было очень приятно, он неоднократно повторял: «Друзья мои, как мне хорошо среди вас». Ужин затянулся, и Андрей Андреевич попросил Казанцева устроить так, чтобы он смог остаться у нас ночевать. Казанцев позвонил в комендатуру и получил разрешение. Мы решили, что Андрей Андреевич будет спать в моей комнате, потому что мой сожитель был на ночном дежурстве и его кровать была свободна. Когда мы легли, Андрей Адреевич сказал:
«Не туши свет, будем разговаривать».
И мы проговорили до утра.
В жизни каждого человека бывают особые переживания, которые неизгладимо остаются в памяти навсегда. Такими переживаниями были мои беседы с Власовым.
Read more...Collapse )

РОА на Западном фронте
kaminec
Среди ряда парадоксальных нелепостей, которые составляют мировоззрение советского человека основное место занимает сочетание практически религиозного культа "великой победы" с животной ненавистью к бывшим союзниками Джугашвили, без которых эта "победа" была бы нереальна - англоамериканцам. Совки с большой неохотой вспоминают о "братском союзе" красного кремлёвского фараона с западными "буржуями и капиталистами", о помощи, полученной советской армией от "пиндосов" через Ленд-лиз вообще стараются забыть. Между тем, надо ли говорить о том, что именно Ленд-лизовские поставки и открытие Второго фронта сыграли первостепенную роль в разгроме Белой Европы Адольфа Гитлера. Обо всём этом стоит хорошенько подумать тем, кто одновременно ненавидит Гитлера и Америку, но при этом празднует "победу" и считает себя русским националистом. Однако, сейчас речь не об этом. Интересно, что во время Второй мировой войны настоящие русские действительно воевали с "пиндосами". Причём, как будет понятно из представленного ниже материала, воевали успешно, героически и при этом имея чёткое идеологическое обоснование своей борьбы. Речь, естественно, идёт о добровольческих частях Русской Освободительной Армии. Да-да, именно русские парни в немецкой форме с шевронами РОА на рукавах, "власовцы", бойцы Русского Освободительного Движения, которых сегодня русофобская совдеповская свора огульно клеймит "предателями", дали жару "пиндосам" и солдатне "гнилого запада" в ту пору когда товарищ Джугашвили и вся орда его краснозвёздных манкуртов были для этих самых "пиндосов" лучшими друзьями.
2
Разбросанные среди немецких частей, вооруженные всё теми же мосинскими винтовками, части РОА приняли на себя первый удар союзников 6 июня 1944 года.

Военный корреспондент (Р.К.) Антон Клаас свидетельствовал:
"Начавшаяся англо-американская высадка явилась часом испытания для стоящих между Гавром и Шербургом русских добровольческих батальонов. Совместно с немецкими братьями по оружию добровольцы ожесточенно сражались с высаживавшимся с моря и воздуха противником и наносили ему огромные потери. Даже тогда когда превосходившие англо-американские силы разъединили несколько подразделений и окружили их, добровольцы упорно продолжали сражаться дальше, сковывая крупные силы противника.
Такой случай имел место в устье реки Орн, где один из русских добровольческих батальонов особенно отличился в боях с крупным воздушным десантом. Другой батальон провел ряд успешных операций в борьбе с высадившимися англо-американскими частями вблизи устья реки Вир. Даже тогда, когда командовавшие батальоном русские офицеры выбыли из строя, батальон продолжал ожесточенно обороняться. В районе северо-восточнее Карантана один добровольческий батальон сдерживал ожесточенный натиск противника до тех пор, пока ему не удалось, понеся значительные потери, пробиться к двум немецким полкам и занять с ними новые позиции".

Read more...Collapse )

Русский сын немецкого полка - 2
kaminec

  • 8133

  • Русский сын немецкого полка Саша Хорев с унтер офицером Хайнцем Коотцем на его родине


Несколько лет назад в немецком военно-историческом журнале «Альте камераден», выходящем в Штутгарте, было опубликовано воспоминание бывшего унтер-офицера Хайнца Коотца, в котором тот рассказал удивительную историю о  «сыне полка» Саше Хореве.

Весной 1942 года его артиллерийский полк стоял в деревне Клин, в двадцати километрах от города Демянск Новгородской области. Здесь и прибился к немецким солдатам русский мальчишка, которого они звали Алексом. Немцы очень хорошо относились к нему, поскольку мальчишка был общительный и прекрасно пел. Его обучили еще и немецким песням  и дали прозвище Музыкант, - вспоминал Коотц. Когда в феврале 1942 года немцы стали отступать и уже два дня находились в пути. Алекс внезапно появился на батарее. Командир решил не отправлять его обратно и оставил при части. В мае 1944 года Алекс заявил командиру батареи: «Я уже три года у вас, и до сих пор не имел отпуска. Может быть, кто нибудь возьмет меня в Германию?».

У немцев была практика очередности отпусков. И  здесь подошла очередь Хайнца Коотца. Тот согласился взять мальчишку с собой при условии, что его экипируют по всем правилам. Батарейный сапожник сладил ему по росту обувь и форму. Причем Алекс получил сапоги даже со шпорами, так как выполнял  функции  ездового при полевой кухне.  Таким образом,  простой деревенский мальчишка оказался в родном городе унтер-офицера Коотца Греверсмюлене.  Невиданная прежде  жизнь потрясла его. По воспоминаниям немца, Алекс был просто поражен, что ему дали для проживания отдельную комнату.  «Он удивлялся, что из стены льется горячая вода и можно свободно мыться в ванной. Он впервые увидел электрическую лампочку. В нашем городке быстро разошлась весть, что я привез с собой с фронта русского мальчишку. Каждый хотел его увидеть, и он всем пришелся по душе, - писал Хайнц. - Местные школьники постоянно были с ним. Языкового барьера не существовало, так как Алекс очень хорошо говорил по-нашему.  Этот отпуск для него явился большим событием и праздником. Ему нравилось играть в солдатика. У него была настоящая солдатская книжка  и отпускной билет, как у настоящего солдата. Также он получал продовольственную карточку и табачный паек. Уезжать ему обратно не хотелось,  и он мне сказал в последний вечер перед возвращением на фронт: зачем тебе в Россию? Давай останемся здесь. У тебя хорошая жена, хороший дом. Я пообещал ему на следующий год снова взять с собой в отпуск».

Однако история распорядилась по другому. Весной 1945 года дивизия сдалась в плен Красной армии в Восточной Пруссии, и Саша Хорев был передан советскому командованию. Здесь нам еще многое неясно, но его не репрессировали и не отправили в лагерь. И, как рассказывал Коотц, после войны Сашу Хорева случайно встретил сын его соседа, с которым во время отпуска много общался «сын полка».  Встреча произошла в германском городе Варнемюнде под Ростоком.  На Александре Хореве была форма военного моряка. Молодые люди смогли немного переговорить, и Алекс сказал, что мечтает вновь побывать в городке Греверсмюлене, но ему не дают разрешение на это посещение.

Поисковики из России заинтересовались  статьей, начали наводить справки по этому факту. Послали в тот городок запрос и, к удивлению, получили ответ от жены Мартина Пройса. Он как раз был командиром той батареи, в которой находился Алекс. Она рассказала следующую историю. В 1992 году была встреча ветеранов, на которой Хайнц Коотц встретился с бывшим командиром. Они вновь вспомнили о русском мальчишке. Ведь они его видели в последний раз на   Хельской косе под Кенигсбергом накануне сдачи в плен. В тот момент из рядов солдат вышел Саша Хорев и протянул командиру батареи котелок: «Господин обер-лейтенант, вот вам мой котелок. Он мне не нужен, а вам пригодится». Этот жест уважения и доверия со стороны русского сына немецкого полка просто потряс немецкого офицера, и он этот момент вспоминал всю жизнь.  Жена бывшего командира батареи писала о судьбе русских девушек, которые, так же как и Саша, следовали за немцами. В конце войны один немецкий офицер помог им попасть на  корабль, который вывозил  окруженных немцев из Восточной Пруссии в Западную Германию. Не может оставить без внимания судьба двенадцатилетней девочки Веры. В деревне Клин она выступала перед немецкими солдатами и пела все арии из опер, у нее был просто изумительный голос.

Немцы, кстати, очень заинтересовались дальнейшей судьбой этого мальчишки. Но выяснилось, что в шестидесятые годы он, уже повзрослевший, трагически погиб.


Они всегда наступали
kaminec
В конце 1917 и в начале 1918 годов Белое движение выдвинуло понятие вождя. В самое тяжелое для России время было естественно, что только лучший из русских должен быть вождем русского национального движения. Мы знали, что Корнилов русский, что он легендарно храбрый, безукоризненно честный, бескорыстный и стремится только к счастью и величию родины. Воля корниловцев сосредоточилась в вожде и сконцентрировалась до высочайшего напряжения в единую волю и целеустремленность.

История Первого похода армии генералов Корнилова и Алексеева, ушедшей в степь 12 февраля 1918 года, будет изучаться как одна из самых замечательных в мировой истории. Она послужит доказательством первенствующего значения духа, за исключением, конечно, какого-нибудь из ряда вон выходящего технического превосходства. Во всех 33 боях Первого похода не было случая, чтобы численность большевицких сил не превосходила в шесть-десять раз числа добровольцев. К тому же большевики, захватившие русские склады, были несравненно лучше вооружены, в особенности артиллерией, бронепоездами и боеприпасами. Но генерал Корнилов вдохнул в армию веру в ее непобедимость, и она поверила в это. После первых же боев поверили и большевики. Во время похода численность большевиков все увеличивалась, а первопоходников становилось все меньше. Но победы неизменно оставались за ними. Малочисленность и невозможность отступления, которое было бы равносильно смерти, выработали у добровольцев свою собственную тактику. В ее основу входило убеждение, что при численном превосходстве противника и скудости собственных боеприпасов необходимо наступать и только наступать. Эта, неоспоримая при маневренной войне, истина вошла в плоть и кровь добровольцев Белой армии. Они всегда наступали.

Кроме того, в их тактику всегда входил удар по флангам противника. Бой начинался лобовой атакой одной или двух пехотных единиц. Пехота наступала редкой цепью, время от времени залегая, чтобы дать возможность поработать пулеметам. Охватить весь фронт противника было невозможно, ибо тогда интервалы между бойцами доходили бы до пятидесяти, а то и ста шагов. В одном или двух местах собирался “кулак”, чтобы протаранить фронт. Добровольческая артиллерия била только по важным целям, тратя на поддержку пехоты несколько снарядов в исключительных случаях. Когда же пехота поднималась, чтобы выбить противника, то остановки уже быть не могло. В каком бы численном превосходстве враг ни находился, он никогда не выдерживал натиска первопоходников. Не боевые технические средства заставляли его бежать, он бежал перед духовно-волевым превосходством, воплощенным в людях, идущих на него под огнем с точностью механизма и превращающихся на его глазах в сверхлюдей. Большевики, несмотря на громадное численное и техническое превосходство, не могли побеждать. Их миропонимание, воспитанное на уверенности в превосходстве материального принципа над духовным, не находило объяснения этому парадоксу. Первопоходники постепенно окутывались таинственностью, к которой воображение большевицких масс добавляло фантастические подробности.

Все преграды только укрепляли дух первопоходников, превращали их в аскетов подвига. В феврале, под Лежанкой, большевики считали протекавшую перед их позициями реку непреодолимым препятствием. Первопоходники под жестоким обстрелом с песнями перешли ее вброд, ударили в штыки и ворвались в станицу.

Своего апофеоза победа духа над материей и стихией достигла в аулах за Кубанью. Ослабленная в многочисленных боях, измученная ежедневными походами по размякшему кубанскому чернозему, армия с обозом раненых была застигнута проливным дождем. Затем резко похолодало, в горах выпал глубокий снег, температура упала до 20 градусов ниже нуля. Солдаты обледенели. Раненых, лежавших на телегах, вечером освобождали от ледяной коры штыками. Отдохнув несколько часов в ауле, добровольцы на следующий день снова, как и каждый день с момента выхода из Ростова, шли в степь, чтобы столкнуться с противником, опрокинуть его и переночевать в занятой станице или ауле. В не успевшей высохнуть одежде шли они по глубокому снегу, как белые привидения в туманной степи, чтобы у Димитриевской снова перейти ледяную реку и в обледеневшей одежде, сковывающей движения, ворваться ночью в станицу и выбить большевиков, потрясенных тем, что существуют люди, побеждающие стихию.

Армия генерала Корнилова была национальной армией и в лозунгах не нуждалась. У нее было одно заветное слово, побеждавшее опасности и смерть, спаявшее армию железной дисциплиной.

Это слово было: Россия. Все лозунги временны и преходящи, понятие Родина — вечно. Отчетливо и ясно это понятие было поставлено в основу объединения русских людей. И в этом смысле армия генерала Корнилова — предвестница будущей национальной России. Служению России, своему народу, должно подчиняться все остальное.

Александр Трушнович, "Воспоминания корниловца"

waDRGt1NhXw

"Среди них не было старых солдат, но одни заводские парни, чернорабочие, бывшие красногвардейцы"
kaminec
Рядовой_Самурского_полка
Самурский полк Добровольческой армии известен как одна из частей, основу которой составили добровольно перешедшие на сторону Белого движения пленные красноармейцы. Полк получил название в честь 83-го пехотного Самурского полка Русской императорской армии.

После атаки дроздовских частей Добровольческой армии у станицы Песчаноперекопской на Кубани было взято в плен значительное количество мобилизованных красноармейцев. 21 июня 1918 года они были сформированы в Солдатский батальон из 3-х рот, со взятым из Дроздовской дивизии офицерским кадром для командования. После успешных действий в бою 1 июля 1918 года за станцию Тихорецкую батальон в станице Ново-Донецкой был развернут в 1-й пехотный Солдатский полк (в составе 4-х, а затем 6-ти рот).

Доброволец 8-й конно-артиллерийской батареи ВСЮР, подпоручик Василий Матасов так вспоминает первый бой Самурского полка:

   Перед станцией Тихорецкой разыгрался упорный бой с красными, имевшими несколько бронепоездов, ведших огонь по нашим цепям. Здесь впервые был пущен в атаку Солдатский, впоследствии Самурский, полк, сформированный из военнопленных красных. Первым его командиром был полковник Шаберт. Полк действовал очень хорошо и, при содействии пластунского батальона и корниловцев Тихорецкая была взята. На станции была захвачена большая военная добыча, несколько эшелонов и 2 бронепоезда.

14 августа 1918 года в станице Усть-Лабинской в состав 1-го Солдатского полка был введен батальон из 180 штыков, представлявший собой бывший кадр 83-го пехотного Самурского полка Русской императорской армии, сохранивший свое полковое знамя. В связи с этим, в память о традициях старой армии, 1-му Солдатскому полку было присвоено имя Самурского полка.

Командир дроздовцев Антон Туркул дает про Самурский полк и его участие в боевых действиях Гражданской войны такие сведения:

   …шел 1-й солдатский батальон, наш белый батальон, только что сформированный из захваченных красных. Среди них не было старых солдат, но одни заводские парни, чернорабочие, бывшие красногвардейцы. Любопытно, что все они радовались плену и уверяли, что советчина со всей комиссарской сволочью им осточертела, что они поняли, где правда.

    Вчерашние красногвардейцы первые атаковали Тихорецкую. Атака была бурная, бесстрашная. Они точно красовались перед нами. В Тихорецкой 1-й солдатский батальон опрокинул красных, переколол всех, кто сопротивлялся. Солдаты батальона сами расстреляли захваченных ими комиссаров.

    Дроздовский благодарил их за блестящую атаку. Тогда же солдатский батальон был переименован в 1-й пехотный солдатский полк. Позже полку было передано знамя 83-го пехотного Самурского полка, и он стал именоваться Самурским. Много славного и много тяжкого вынесли самурцы на своих плечах в гражданской войне. Бои под Армавиром, под Ставрополем, когда ими командовал израненный и доблестный полковник Шаберт, бои в Каменноугольном районе, все другие доблестные дела самурцев не забудутся в истории гражданской войны.


Самурский полк входил в состав 1-й, затем 3-й пехотной дивизии. В конце 1918 — начале 1919 гг. участвовал в боях на Кубани и в Ставрополье. В марте — июне 1919 года Самурский полк понес большие потери во время оборонительных и наступательных боев в Каменноугольном районе (Донбасс) и на юге Харьковской губернии. Численность полка сократилась с более чем 1300 штыков в марте 1919 года до менее 600 штыков в конце июня 1919 года. В начале августа 1919 года полк участвовал в ликвидации Купянского прорыва красных, а затем был переброшен к реке Псёл севернее Полтавы, где участвовал в наступлении вместе с дроздовскими частями в направлении Ахтырка — Сумы.

3-ий Донской корпус под натиском превосходных сил отступал, ведя ежедневные ожесточенные бои с большими жертвами. Наступление ударной группы красных развивалось удачно. Малочисленные дивизии донцов с боем отходили, и левый фланг Донской армии повис в воздухе. Красные заняли Купянск, оказались в одном переходе от Харькова и отделили Добровольческую армию от Донской, забив клин шириной около 200 верст. Ген. Деникин решил срезать этот клин ударами с востока и запада. Ген. Гусельщиков прорвал фронт противника и 14 августа занял ст. Бирючи, перерезав железную дорогу Купянск-Лиски. Фланговый удар с запада Кубано- Терского конного корпуса ген. Шкуро, усиленного тремя батальонами марковцев, корниловцев и самурцев, разбил 15 августа две советские дивизии у Волчанска, а 21 августа еще одну дивизию южнее Н. Оскола и у Грушевки- Александровки. Корпус ген. Шкуро немедля двинулся дальше на Бирюч, гоня потрепанные красные дивизии.
- Василий Матасов, Белое движение на Юге России. 1917-1920 годы.

3 сентября 1919 года Самурский полк собственными силами взял город Суджу Курской губернии. В середине сентября полк оборонял взятый дроздовцами Дмитриев-Льговский, а затем, отбив атаки, перешёл в контрнаступление. 24 сентября самурцы с боем заняли город Дмитровск Орловской губернии и оттуда двинулись в направлении на Кромы. С конца октября 1919 года под напором РККА началось постепенное отступление Самурского полка вместе с 2-м и 3-м Дроздовскими стрелковыми полками. 14 октября 1919 года полк официально был введен в состав Алексеевской дивизии, но реально вошёл в её состав только 4 декабря. По прибытии в Крым 16 апреля 1920 года Самурский полк был расформирован и обращен на пополнение Дроздовской дивизии. 21 июня 1920 года он был восстановлен и включен в состав 1-й бригады 6-й пехотной дивизии.

Одной из последних боевых операций полка стало участие в десанте под Геническ.
По воспоминаниям участника этой операции кадета Хижнякова:
Силы наши были не ахти какие: остатки нашего полка, около 300 человек, взвод юнкеров, да какая-то часть Самурского полка, всего человек четыреста-пятьсот, при одном орудии (взяли с собой два, но второе даже не выгрузили, т.к. оно оказалось неисправным).

С нами пришла канонерская лодка "Гайдамак", бывший ледокол, переделанный в военное судно. Она должна была поддержать огнем своих орудий нашу высадку и помогать нам в дальнейшем по мере нашего продвижения вдоль Азовского моря. Для этого к нам был прикомандирован моряк-артиллерист в чине лейтенанта, чтобы корректировать стрельбу "Гайдамака".

Задача нашего десанта, как я понимаю, была, пройдя по тылам большевиков, нарушить коммуникации, оттянуть силы красных от Перекопа и выйти на соединение с нашими около Геническа.


Ветеран Алексеевского полка Борис Павлов описал события более подробно:
Задачей десанта было, высадившись, идти к железнодорожным станциям Б. Утлюг и Акимовка, взорвать имевшиеся там мосты и тем прервать железнодорожное сообщение между Мелитополем и советскими войсками, наступавшими на Крым. Далее действовать, смотря по обстоятельствам и, в случае сильного натиска противника, отойти обратно к Кирилловке и сесть на суда.

   2-го апреля отряд занимает дер. Ефимовку, а затем дер. Давидовку. Того же числа по радио было получено приказание ген. Слащева изменить задачу десанта и вместо Акимовки и Б. Утлюга идти на Геническ и, наступая с севера, помочь Сводно-Стрелковому полку (командир полк. Гравицкий), который будет наступать от Арбатской стрелки, взять Геническ. 5-го апреля на рассвете Алексеевцы с боем занимают дер. Юзкуя. В этом бою был убит мичман, который должен был корректировать стрельбу флота, и этим была потеряна поддержка с моря.

   Красные, к этому времени уже успевшие подтянуть довольно большие силы (24-я дивизия, гарнизон г. Мелитополя), почти окружили белых и начали теснить их с трех сторон. Свободным осталось только море, вдоль которого пробивался отряд. Геническ, цель десанта, был уже в нескольких верстах, взять его нужно было во что бы то ни стало - дальше, на Арбатской стрелке, как все надеялись, были уже свои, на соединение с которыми и шел отряд.

   Оторвавшись от наседавших сзади красных, решительным наскоком, после упорного боя Алексеевцы и Самурцы занимают Геническ и выходят к проливу, отделяющему город от Арбатской стрелки. Красные, припертые к проливу, отходят на запад...


В Галлиполи Самурский полк был включен в состав Алексеевского пехотного дивизиона. С окончанием Галлиполийского сидения полк в составе алексеевского дивизиона оставался кадрированной частью вплоть до конца 1930-х гг., хотя состав полка в эмиграции разъехался в разные страны Европы и Америки.

Корниловцы в Русском корпусе
kaminec
cZbb81HfV4I
Воспоминания штабс-капитана М.И.Стефановского


15 марта 1942 года сообщение III-го Отдела Русского Обще-Воинского Союза (Болгария) гласило: "Желающие могут прибыть в г. Софию для дальнейшей отправки в русские части, фор­мирующиеся в Сербии и предназначенные для борьбы с большевиками".

Никаких особых обещаний. Служба на по­ложении солдата. Объединявший Корниловцев в Болгарии доблестный полковник И.М. Кондратьев рекомендовал ехать. Записалось девя­носто корниловцев плюс взвод Кутеповской роты (молодежь, воспитанная в корниловском духе в Софии).

Отправилась первая группа под командой штабс-капитана М.И.Стефановского. Нас вли­вают в формирующийся 3-й полк Русского Кор­пуса, а Кутеповский взвод - в юнкерский бата­льон. Обмундирование коричневого цвета, рус­ского образца, русские знаки различия; кто имеет ордена - надевает их. Вскоре приезжает полковник Кондратьев со знаменем 2-го Корниловского Ударного полка. Назначается па­рад батальону, на котором наше знамя будет временно передано 3-му полку Русского Кор­пуса. Батальон выстроен. Начальство во главе с генерал-лейтенантом Б. А. Штейфоном и нем­цы. «Под знамя, слушай, на караул!»

Оркестр грянул Корниловский марш. Выхо­дит полковник Кондратьев, за ним знаменщик - корниловец-подпрапорщик К. Мищенко; ассистентами дроздовец и марковец. Волнуют­ся Корниловцы: перед ними проходит эмбле­ма легендарной истории Корниловцев. Цере­мониальный марш под звуки Старого Егерско­го.


Read more...Collapse )

"красные начали обстреливать бронепоезд химическими снарядами"
kaminec
Н. Плавинский
«ДРОЗДОВЕЦ»

Посвящается светлой памяти шт.-кап. Рипке.

В настоящем очерке мне хочется воскресить в памяти один из эпизодов боевой жизни бронепоезда «Дроздовец». Этот бронепоезд был отбит дроздовцами у красных и считался одним из лучших наших бронепоездов.

Наше победоносное наступление на Москву захлебнулось. Красные бросили громадные силы в прорывы между линиями железных дорог, и наши полки не выдержали навалившихся на них масс, физически не выдержали. Так, например, Дроздовский Стрелковый полк, во главе со своим командиром ген. Туркулом (тогда еще полковником), отбивался по крайней мере от двух дивизий красных, нанося им в разных местах короткие, но сильные удары. Полк, в котором, если не ошибаюсь, насчитывалось тогда 300—400 человек, окончательно вымотал свои силы. Подкреплений ждать было неоткуда. Пришлось начать отступление.

* * * Отошедший на «базу» (ночная стоянка бронепоезда) со станции Дмитриев, «Дроздовец» утром получил распоряжение от командира Дроздовского полка немедленно возвращаться обратно. Бронепоезд под командой штабс-капитана Рипке работал, как часы. Очередная смена заняла свои места, и бронепоезд полным ходом понесся навстречу глухо доносившемуся орудийному гулу... Командир впереди, на контрольной площадке, с биноклем в руках, офицеры по своим местам, сидят, свесив ноги внутрь, в окнах башен. Кто-то рассказывает анекдот. Смеются. Наводчик головного орудия затянул песню: «Я украшу тебя, как картинку...» Один из пулеметчиков, высунувшись в окошко, аппетитно жует сало... Точно на прогулку отправляются. Подъезжаем к маленькому полустанку перед железнодорожным мостом. За мостом слева холм, а справа равнина. До ст. Дмитриев совсем близко — версты две.
И вдруг командир отдает приказ остановиться на полустанке и начинает пристально всматриваться туда, где дали ясные, но унылые сливаются с зеленоватым небом. Присматриваемся и мы: нет сомнения, крупная колонна красных — пехота, кавалерия и артиллерия — производит глубокий обход Дроздовского полка.
— Поручик К., — слышится резкий, отчетливый голос шт.-кап. Рипке,— вы видите?
— Так точно, вижу.
— Обстрелять на предельном прицеле.
— Слушаюсь!
42-линейная пушка шлет одного из своих разведчиков в гости к колонне. Второй, третий и четвертый снаряды — и колонна начинает сворачивать в сторону. Артиллерия ее не достает до нас. Опасность ликвидирована.
Для охраны моста «отстегивается» площадка с 42-линейной пушкой, придается к ней небронированный паровоз вспомогательного поезда, и «Дроздовец» трогается к ст. Дмитриев, ускоряя ход. По дороге справа встречаем первых дроздовцев — это полк. Трусов ведет свою знаменную офицерскую роту (человек 25—30) ликвидировать ближайший обход, замеченный ген. Туркулом. Мы не останавливаемся — знаем, что на подмогу им осталась площадка.
Гул артиллерийской и пулеметной стрельбы становится веселее. Вот наконец видна и станция. Не доезжая до нее, слева около железнодорожной будки виднеется какая-то группа: это ген. Туркул со своим штабом. Он направляется к бронепоезду. Картина ясна и без приказания ген. Туркула.

Слева красные, силой этак в дивизию, приперли дроздовцев к полотну железной дороги. Тонкие, но упругие и крепкие, как сталь, цепочки дроздовцев стойко держались, время от времени переходя даже в контратаки, несмотря на то, что часть обоза была отбита, что артиллерия, отступая, чтобы выбрать позицию, пока не стреляла. Красные, очевидно, решив покончить дело одним ударом, пошли густыми цепями одна за другой, но... пулеметы дроздовцев косили первую цепь, вторая залегла, наступление останавливалось.

Вот тут-то и понадобилась помощь «Дроздовца». Заговорили 8 левобортовых пулеметов и 4 орудия. Красные первое время как вросли в землю — перед нами точно мертвое поле, над которым смерть занесла свою косу. Но наши гранаты и шрапнели заставили притихшие в смертельной тоске цепи красных всколыхнуться в последних судорогах: начались беспорядочные перебежки назад... Шт.-кап. Рипке, неизменно находясь на контрольной площадке, приказывает перенести огонь в непосредственный тыл красных цепей. Дроздовцы перешли в атаку. Все шло хорошо, но дула орудий так накалились, что стрелять было опасно. А тут еще новая беда — красные начали обстреливать бронепоезд химическими снарядами. Хлор затянул тяжелой желтой пеленой все пространство около бронепоезда. Невозможно было смотреть, дышать — слезы катились градом, ежесекундно нужно было сморкаться... А мы все продолжали стрелять. Шт.-кап. Рипке не тронулся с места. Наконец красные смешались окончательно, их артиллерия замолчала. Только тогда бронепоезд был выведен из полосы хлора. Дроздовцы быстро выравнивали фронт. Обоз отбит.
Ген. Туркул приказал отходить. Бронепоезд продолжал «дышать полной грудью» — всеми четырьмя орудиями, прикрывая отступление...
Вечерело. «Дроздовец» возвращался на базу, и наводчик головного орудия опять пел: «Разукрашу тебя, как картинку... все отдам я тебе за любовь...»
20100302184655!Бронепоезд_Дроздовец.png