?

Log in

No account? Create an account

kaminec


Русское Освободительное Движение

1917 - 1945


Entries by category: армия

Жизнь там была как бы прежняя
kaminec
Интересный отрывок из воспоминаний Сергея Николаевича Шидловского, офицера отдельной Гвардейской конной батареи 5-го кавалерийского корпуса Добровольческой армии: Украина, немцы, повстанцы - всё то, что так будоражит сейчас умы обывателей. Историк же наверняка найдёт интересным описание полной свободы для русского офицера в "оккупированной" немцами Украине гетмана Скоропадского и белогвардейцев в "рваных немецких мундирах".

31 июля 1918 года я уехал из Петербурга с последним делегатским украинским поездом. В эти поезда, предназначенные для вызываемых на Украину украинских подданных, нелегально попадали также офицеры, стремившиеся, подобно мне, покинуть совдепию. Такие поезда сопровождались советскими комиссарами до станции Орша (пассажирской), границы советской России. Комендант поезда, в котором я ехал, был бывший офицер Лейб-гвардии N-ского полка, производства военного времени, который, очевидно, знал о существовании нелегальных пассажиров и все время обещал нам скорый и благополучный переезд через границу.
Read more...Collapse )

Саперный батальон РОНА
kaminec
Новые уникальные документы с Рейберт.инфо. Табель позволяет установить численность и поименно почти полностью (пропущен один лист) назвать бойцов сапёрного батальона РОНА в период нахождения в Дятлово. Теперь известно и имя командира батальона - старший лейтенант Гончаров.
DSC00001
Read more...Collapse )
Tags:

"Он не только убил людей, он убил святейшее в каждой армии"
kaminec
Взгляд корниловского офицера на чистки в советской армии. Взгляд, оказавшийся верным и через пятьдесят лет, когда оказалось, что у колосса - глиняные идейные ноги.
15_7_1
ДУШИ В КАНДАЛАХ

Военная история полна имен людей, прославившихся победами над вражескими армиями.

Иные вошли в Историю, потому что дали врагу разгромить свою армию. Сталин войдет в Историю как человек, разгромивший собственную армию. Подвиг, единственный в своем роде.
Read more...Collapse )

ЗА СВОБОДНУЮ НАЦИОНАЛЬНУЮ РОССИЮ!
kaminec
ПАТРИОТИЧЕСКИЙ СЛЕТ РУССКОЙ МОЛОДЕЖИ

Впервые в столице Белоруссии развивается русский национальный трехцветный флаг. Его подняла русская молодежь, собравшаяся на слет, чтобы выразить свою солидарность с солдатами и офицерами РОА, доблестно сражающимися против англо-американской плутократии. Дом Национал-Социалистической Трудовой Партии России, где состоялся слет, как и ближайшие дома, украшены лозунгами: «Привет солдатам и офицерам РОА и РОНА – передовому отряду русской молодежи», «Молодежь – на борьбу за родину против большевизма», «За национально-трудовую Россию».

Небольшой зал Дома НСТПР с трудом вместил всех пришедших на слет юношей и девушек. Председатель минской организации НСТПР Н.И. Гоголев в коротком докладе обрисовал задачи, стоящие перед молодежью, и призвал ее на борьбу против большевизма и плутократии. Докладчик рассказал о событиях последних дней, о высадке англо-американцев, о героической борьбе германских солдат и их верных союзников – русских добровольцах, о применении Германией нового оружия, наносящего жесточайшие удары по острову английских плутократов.

Слет русской молодежи принял приветствия солдатам и офицерам РОА, гитлеровской молодежи, союзу молодежи Белоруссии и комбригу Каминскому – вдохновителю и организатору Национал-Социалистической Трудовой Партии России.

Read more...Collapse )

вокруг боевых знамен РОА, РОНА
kaminec
СРМ
Союз Российской Молодежи
Read more...Collapse )

Россия вспомнит
kaminec
0_cd7b6_7abfbad3
ВРАНГЕЛЬ
К годовщине смерти
ЧИТАТЬCollapse )

Трагедия Трехречья
kaminec
Трёхречье (Захинганье) - это территории за Большим Хинганом (горной системой на северо-востоке Китая и востоке Монголии). "Область трех рек" размером около 11500 кв.км образована притоками Амура - реками Сунгари, Уссури и Аргунь. Земли эти издавна посещалась забайкальцами, перегонявшими сюда стада и табуны на пастьбу, заготовлявшими здесь сено, охотившимися, а иногда и распахивавшими целинные земли. Отдельные русские хутора в Трёхречье появились довольно давно - до сих пор находят здесь избы поселенцев 1895-1900 гг. В описываемое время там жило не менее 18 000 чел. - выходцев из России.

Массовый уход казаков в Китай начался как только большевики начали расправу с казачеством. Первыми ушли хозяева заимков по восточным притокам Аргуни - Хаулу, Дербулу, Гану, Мергелу. На русской территории у них оставались лишь дома, немного коров и лошадей для домашнего обихода, а все остальное было уже в Китае.

Территория приаргунских станиц простиралась в 20-х годах от восточного берега Аргуни до западных склонов Большого Хингана, а с юга на север от КВЖД до верховьев Гана и Дебула. Места эти китайцами не обживались: зимы здесь суровы, лето засушливо. Поселились тут забайкальцы, как они думали, временно, уверенные в скором возвращение на родную землю. Пока же вели довольно скромное хозяйство... Многие, спасаясь от принудительной коллективизации, селились не только в Трёхречье, но и в других местах Барги, достигая Хайлара и даже Харбина.
33_trehrechie_foto1
"В ночь на 1 октября на рассвете хутор Танехэ (35 вёрст от Якеши) был окружён советским отрядом. Глава этого отряда потребовал от старшины посёлка именной список жителей Танехэ и собрал всё мужское население и 4-х учеников по 13-14 лет. Повели в сторону от посёлка, отведя версту, приказали собраться в кучу и сесть. И, наведя два пулемёта, расстреляли.
Жилища, имевшие запасы, сена, и два маслоделательных завода - Воронцова и Проскурякова - были сожжены... Убито и похоронено 64 человека. Напавший отряд численностью в 50 человек, из посёлка Танехэ отправился на посёлок Чанкир; в 20 верстах от посёлка Ты<...>ыр (неразборчиво), где также всё мужское население расстреляно. Убито и похоронено 26 человек...

По словам раненных они опознали советских партизан Забайкалья и Нового Цурухайтуя и Цагайтуя. Один из напавших, Топорков, убил своего зятя Кулакова, Сестра его просила на коленях не убивать её мужа.
Есть слухи, но ещё не проверенные, что посёлки Найжин и Кущи подверглись той же участи. Имеются сведения о том, что 4 октября в 5 часов утра отрядом красной конницы был сделан вторичный налёт на посёлок Танехэ в Трёхречье. Забрав по выбору женщин и 50 лучших лошадей с телегами, а также некоторое имущество, отряд к 11 часам ушёл по направлению к границе СССР...

Согласно сведениям за время с 1 октября советскими отрядами расстреляно свыше 100 человек и разграблено до шести хуторов. За один вчерашний день большевики расстреляли ещё 50 человек сверх этих чисел. Мужчин расстреливали в ряд и расстреливали из пулемётов на глазах жён, матерей и детей. Женщин заставляли приготовлять для убийц пищу, после чего над ними надругивались и затем расстреливали. Расстреливали также и детей до 10 летнего возраста. Даже моложе 5 лет бросали в колодцы на глазах у обезумевших матерей.

Советские информаторы сообщают, что было расстреляно 140 человек".

"Гун-Бао" (№ 843, 8 октября 1929 г.) газета русских эмигрантов в Китае
"Мы далеко не все представляем собой осколки отступившей в Китай частей Белой армии, которые известны в СССР под названием "белобандитской шайки"... Заселяли Трёхречье главным образом забайкальские и отчасти амурские казаки, эмигрировавшие из СССР, в силу тяжелых экономических условий. Никакой борьбы с советской властью они ни на территории СССР, ни вне её никогда не вели. Придя в Трёхречье со своим скотом и частью с сельскохозяйственным инвентарём, они сразу же сели на землю и занялись хлебопашеством, сельским хозяйством, охотой и рыбной ловлей. Вначале эти переселенцы проходили, хотя и нелегально, но при попустительстве советской власти, которая смотрела на это сквозь пальцы, и только с конца прошлого года власти стали ставить препятствия переселенцам и, даже, бывали случаи, вооруженных стычек с пограничной стражей, но всё же эмигрировать удавалось.
В конце сентября в Трёхречье проникли незначительные красноармейцы, которые никаких агрессивных мер не проводили. Казаки тоже со своей стороны никакой вражды не проявляли. На другой день после этого явилась новая группа, которая уже от имени советского командования предложила казакам вернуться или же хотя бы вернуть скот.
Через два дня налёт повторился. Проходя через разграбленный посёлок, красноармейцы объявили женщинам, что их мужья казнены по приказанию советского правительства и что они должны подвергнуться той же участи со своими детьми. Расстреляв оставшихся женщин и детей, красноармейцы направились в следующие посёлки, где повторили своё кровавое дело..."

"Гун-Бао" (№ 844, 9 октября 1929 г.)

"Организован набег советских частей, сделанным одновременно в нескольких пунктах этого района. Переправа через реку Аргунъ была совершена в один день, т. е. 28 сентября.
Отряд, разгромивший посёлки Цанкыр и Танехэ, прошёл предварительно от реки Аргунъ около 150 вёрст и потому только 1 октября явился в населённый пункт и учинил свою рассправу. Что же касается другого отряда, вышедшего сразу в населённый район на берегу Аргуни в 300 вёрстах от Хайлара, то там расправа, о которой только теперь стало известно, имела место ещё 28 сентября.
В этот день отряд красных, состоящий из набранных в районе Нерчинских заводов молодых коммунистов и местных бывших каторжан, но производимый военным командованием Красной Армии, переправился на правый берег Аргуни. Переправа была проведена под прикрытием моторного катера, вооружённого пулемётами.
Отряд ок. 200 человек встретил на китайском берегу мужественное сопротивление небольшого китайского кордона (10 чел.) у посёлка Дамысо-бо. В результате этого сопротивления начальник кордона Лю Си-фу и 6 человек китайских солдат были убиты.
Посёлок Комары подвергся немедленному же разграблению, почти все жители, не успели бежать и, не ожидавшие над собой расправы, были уничтожены, а имущество их разграблено и дома сожжены.
Здесь отряд перешёл в соседний посёлок Дамысово, насчитывающий несколько десятков домов и являющийся в этом районе самым крупным и богатым. Зверству красных в этом посёлке не было пределов. Расстреливались и убивались на месте не только мужчины, и женщины, но и малолетние дети. Были случаи, когда детей хватали и с высокого берега бросали в волны Аргуни, посылая "спасать родителей". Когда же обезумевшая мать, бросившись за ребёнком, выплывала с ним, то тут же на берегу приканчивали и мать и дитя. Ворвавшись в дом местного хуторянина Зырянова, красные звери не остановились перед убийством его маленького сына трёх месяцев...
Ограбив и уничтожив поголовно таким образом целый ряд прибрежных по Аргуни беженских посёлков, красные переправились обратно на свой берег, увезя с собой всё награбленное. Все дома были сожжены и посёлки почти сравнены с землёй. Трупы расстрелянных остались валяться на улице, где их застала смерть.
Недалеко от этого места в пути была настигнута красными подвода с маслом, следовавшая в Хайлар. Эту подводу сопровождали шесть человек. Большевики убили их всех и затем положив их на подводу подожгли масло. Трупы в продолжении нескольких часов жарились и кипели в горящем масле".

"Гун-Бао" (15 октября 1929 г.)
33_trehrechie_foto2
"Нагрянули под вечерок, когда скот и табуны пригоняются на ночь домой. Выгнали табуны и рогатый скот в степь и, отрядив по два-три гонщика, пошли со стадами к русской границе. Остальные рассыпались по зимовьям, всех выгоняли, вещи перетряхивали, грудных детей вынимали из люлек, а то и просто выкидывали. Искали золото во всех видах, Что нашли, сколько нашли - никому не сказывали...
27 сентября ранним утром раздались выстрелы над поселком Танехэ. С плоскогорья хребта спускались конные всадники. Первой жертвой пал Якимов Гриша, мой двоюродный брат. Он ходил за лошадью в поле, ему надо было ехать в город Хайлар, где он учился в гимназии. Его заставили гнать лошадей домой во двор, а затем скомандовали идти на место сбора жителей, но на полпути застрелили. Вооруженные пулеметами, винтовками, штыками и гранатами, бандиты носились по поселку, выгоняя людей на край села, поджигая дворы и опустошая хаты. Наши родители, Сергей Ананьевич и Анна Васильевна, взяли нас, своих детей (три девочки и младший мальчик четырех лет) и пошли на указанное место, откуда наш папа уже не вернулся домой. Враги оцепили собравшихся, кружась на лошадях, о чем-то совещались, а мы в страхе ожидали недобрый конец. Вскоре объявили женщинам с детьми идти по домам, а мужчин 80 человек, где были глубокие старики и 14-летние подростки, быстро погнали за посёлок.
На повороте высокой горы этого хребта, против кладбища скомандовали стать на колени, говоря с насмешкой: "Вы верите Богу, пусть Он спасет вас!"... Обстрел из пулемета, куча окровавленных тел, раненых всячески добивали".

Воспоминания Н.С.Якимовой, Тула, январь 1994 г.

"Насилию, разбою, дикой расправе не было конца. В одном из казачьих поселений было убито 140 человек, включая женщин и детей. Несколько раненых добрались до Хайлара и поведали об ужасах, перенесённых мирным населением. Свыше шестисот трёхречинских поселенцев было вывезено в Советский Союз. Японское консульство на ст. Маньчжурия пыталось защитить мирное русское население, но ничего не могло сделать. Судьба вывезенных выяснилась позже: часть была расстреляна, большинство попало в концлагеря и тюрьмы".

"Финал в Китае", 1958 г., П. Балашкин

"Душу раздирающие сведения идут с Дальнего Востока. Красные отряды вторглись в пределы Китая и всей своей жестокость обрушились на русских беженцев, выходцев из России, нашедших в гостеприимной Китайской стране убежище от красного зверя.

Уничтожаются целые посёлки русских, истребляются всё мужское население, насилуются и убиваются дети, женщины. Нет пощады ни возрасту, ни полу, ни слабым, ни больным. Всё русское население, безоружное, на китайской территории Трёхречья умерщвляется, расстреливается с ужасающей жестокостью и с безумными пытками. Вот замученные священники: один из них привязан к конскому хвосту. Вот женщины с вырезанными грудями, предварительно обесчещенные. Вот дети с отрубленными ногами; вот младенцы брошенные в колодцы; вот расплющенные лица женщин, вот 80 летние старцы в предсмертных муках расстрела; вот реки, орошаемые кровью убегающих в безумии женщин и детей, расстреливаемых из пулемётов красных зверей,

Кровь леденеет, когда читаешь сообщения компетентных лиц с Дальнего Востока о зверствах красных в захваченной ими части Китая. Всё существо содрогается от этой небывалой кровавой расправы с безоружным населением и детьми.

Вопиют архипастыри и пастыри Дальнего Востока, протестуют пред всем миром русские общественные организации, взывает ко всем русская печать.

Вот уже 12 лет насильники в Москве раздирают русские души, уничтожают древние святыни, подвергают гонению духовенство и верующих, морят и гноят в тюрьмах множество невинных людей, культивируют утончённые пытки, перед которыми бледнеют все, ведомое в этой области истории".
- из письма Митрополита Антония (Храповицкого) - первоиерарха Русской Зарубежной Церкви, адресованного главам правительств, Церквей и ведущих газет мира.

"В октябре 1929 года комиссар Г.П.У. Моисей Жуч с отрядом отборных чекистов перешел маньчжурскую границу несколько южнее слияния рек Ган, Дербул и Хаул, пересек степной район южнее р.Ган и, разгромив поселки Лабцагор и Лабдарин, углубился в горно-лесной район за рекой Мергел, где напал сначала на поселок Горбунор. Жителей перестрелял, а поселок сжег".
"Первопоходник" № 26 за август 1975 г., стр.43

Женщины в Белом движении
kaminec
8WwioqR7gSg
Read more...Collapse )


Атаманы черноземной России
kaminec

Из книги «Атаманы казачьего войска»: против советской власти воевали все, а она победила...

Одним из первых крупных крестьянских выступлений в Черноземной России времен гражданской войны стало восстание в Одоевском уезде Тульской губернии летом 1918-го.
Тогда отряд восставших в несколько тысяч человек, имея 5 пулеметов и 2 орудия, разгромил красный реквизиционный отряд. Коммунистов и советских работников повстанцы закапывали живыми в землю. В Саратовской губернии против продразверстки восстали 12 немецких колоний. Крестьяне Орловской губернии под руководством бывшего офицера Мокашова совершили поход на уездный городок Ливны. Тогда 5 тысяч повстанцев разгромили красный гарнизон Ливен в 350 бойцов и, захватив на два дня город, казнили всех местных коммунистов.

Стихийные восстания крестьян против продразверстки, насилия продотрядов и мобилизации в Красную Армию в Центральном районе России в мае-августе 1919-го были названы «Зеленым валом». Тогда фиксировалось 18 крупных восстаний и до 40 восстаний в волостях. Большую роль в восстаниях лета 1919-го играли дезертиры. В Воронежской губернии в конце мая произошло восстание атамана Шароварова, которое перекинулось на часть Тамбовской губернии.
Тогда восставшие разгромили несколько полков ЧК и РККА, тылы 9-й армии. В Медыни, что возле Калуги, восставшие провозгласили свою «республику», удерживая ее с конца октября до середины ноября 1919-го. Повстанцы провели мобилизацию и создали 5 полков – по числу восставших волостей. Это локальное восстание смогли подавить только 3 тысячи красноармейцев при двух батареях и бронепоезде.

7 ноября 1919-го вспыхнуло восстание в Веневском уезде и в Духовщине, которую захватили повстанцы по главе с эсером Ивановым. Во второй половине 1919-го крестьянские восстания прокатились по Нечерноземью (Иваново-Вознесенская, Московская, Костромская, Ярославская, Тверская губернии).
Read more...Collapse )

«ПЕРВЫЙ КОРНИЛОВСКИЙ ПОХОД»
kaminec

(Воспоминания участника)

В период боев маленькой «Армии генерала Конилова» под Екатеринодаром, я находился в конном Баклановском отряде. Отряд был донской, и состоял из офицеров и донской учащейся молодежи. Нас в отряде было два кубанца: мой старший брат и я. К тому времени я уже «сделал карьеру»: был вахмистром отряда.

Всей конницей командовал ген. Эрдели. Мы находились на левом фланге нашей пехоты, штурмовавшей Екатеринодар, в «Садах».

Как сейчас помню, утром 1-го апреля (1918 г.) ст.ст., кто-то сказал мне, что ген. Корнилов убит, на что я ответил: «Более глупой и идиотской шутки ты не мог придумать…»

Но это оказалось истиной.

Вскоре ген. Эрдели получил приказание: «Коннице атаковать станцию Черноморской жел. Дороги, дабы выходом во фланг большевикам дать возможность нашей пехоте вытянуться из боя».

Старый конник, Генерал-от-Кавалерии, понимал, что атака в конном строю железнодорожной станции, в районе которой находились два красных бронепоезда бившие по нашей пехоте, значило: для спасения пехоты конница должна была пожертвовать собой. И на глазах у старого генерала навернулись слезы. Но приказ – есть приказ.

Распоряжение было отдано. Баклановский отряд прошел «Сады», и при выходе из них развернулся для атаки; левее нас тоже развернулся Кубанский Гвардейский Дивизион. И, наконец, левее гвардейцев развернулась Кубанская офицерская сотня. Точно не могу сказать, куда были направлены остальные части нашей, увы, немногочисленной конницы.

Броневики дали по нам 2-3- выстрела, не причинивши вреда, и задымив ушли по направлению на Екатеринодар. Пехота же большевиков, занявшая позицию вдоль полотна железной дороги, оставалась спокойна и огня не открывала. Как молния пронеслась мысль: «Это же красная гвардия!». (В то время большевики на Кубани еще не имели настоящих строевых частей. Части, носившие громкое название «Красной гвардии», фактически представляли из себя вооруженный сброд, впадавший сразу в панику при виде атакующей конницы).

Но рассуждать было некогда. Мы уже шли широким наметом, и дистанция быстро сокращалась. Шли мы, однако, по вязкой кубанской пахоте, и уже перед самыми цепями, на топкой низине, наши измученные кони стали сбавлять аллюр. Первая шеренга красных опустилась для стрельбы «с колена», и с дистанции прямого прицела мы были встречены правильными залпами пехотного огня. В некоторых местах мы дошли на 30-35 шагов, кое-где отдельные всадники прошли через неприятельскую цепь, но в общем под сильным огнем наша атака захлебнулась.

Впоследствии мы узнали, что против нас были только что прибывшие с Кавказского фронта настоящие строевые части.

Конница свою задачу выполнила, но потери людьми и лошадьми были тяжелые; мы не смогли вывезти ни своих убитых, ни своих раненых. Гвардейцы потеряли своего командира полковника Рашпиля.

С темнотой наша пехота начала отход, а к утру и мы прибыли в колонию Гнечбау. К вечеру 2 или 3 апреля наш отряд получил приказание разобрать по сумам брошенную или оставленную «Кубанскую Казну» (при оставлении Екатеринодара Кубанское Правительство вывезло за Кубань все серебро, хранившееся в казначействе), и быть готовыми к немедленному выступлению. «Крыли» мы бросивших двуколки с казной, на чем свет стоит! Кони уставшие, голодные, а тут еще добавочная нагрузка.

Куда едем, зачем… ничего никто не знает. Слухи ползут самые невероятные: «Наша пехота ушла пробиваться в горы…Конница разбегается…», и т.д. Неудачный бой под Екатеринодаром, смерть ген. Корнилова, все это сильно понизило дух. Более слабые духом, несколько человек, действительно оторвались, и судьба их осталась неизвестной.

При выходе из колонки я заметил оставленного хорошего коня, и предложил брату вернуться за ним. В колонку уже входили красные, но стоило рискнуть: уж больно хорош был конь! Мы вернулись, взяли коня, и догнали отряд на переправе. Не успели мы похвастаться своей «военной добычей», как откуда ни возьмись – «Гаврилычь»! (Так шутя называли мы донцов). «Так што это конь Войскового Старшины Ш. Я за конем!» - «А ты скажи своему Войсковому Старшине, нехай он вернется за конем в колонку, где он его бросил!».

Но оказался виноватым не Войск. Старшина, а сам «Гаврилычь»:

- «Все взял, а коня не то забыл, не то запамятовал». – Пришлось отдать.

Переправа затянулась. Железнодорожный мост не имел сплошного настила, а только две доски посредине рельсового пути. Если конь оступался и проваливался между шпалами, стоило больших усилий вновь поставить его на мостки. Нервы у всех были страшно натянуты, подойди спереди или с хвоста красный бронепоезд – нам пришлось бы жарко! Кто-то не выдержал и решил переехать речку вброд; мы только услышали душераздирающий крик: «Ратуйте!», погибающего в болоте… Только к утру, закончив благополучно переправу, мы прибыли в станицу Дядьковскую.

Не успели мы там спешиться – вот тебе и приемщики за серебром тут: «Сдавайте!» Приняли от нас серебро, а с ним, как процент, пару «теплых слов» и комплиментов за то, что бросили его в колонке.

В ст.Дядьковской сосредоточилась вся небольшая Белая Армия. Проходя по улице я увидел как в одном из дворов садился на лошадь ген. Марков, страшенный ругатель, но за свое бесстрашие и заботу о подчиненных, любимый всей армией. К нему подошел какой-то доктор: «Ваше Пр-во, правду ли говорят, что мы окружены?» - «Совершенно верно, мы окружены», спокойно ответил Марков. Спустившись в седло, он посмотрел на доктора: выражение лица последнего было не из веселых. «Знаете, доктор, г…. тот начальник и г….ые те войска, которые не прорвут окружение. До свиданья!» И ген. Марков выехал со двора.

После дневки мы двинулись в направлении хутора Журавского. Наш отряд шел в авангарде. Генерал Эрдели следовал за нами. Я был начальником головного разъезда. В дозоре, не помню с кем, шел мой брат. Дело было к ночи и мы шли на сокращенных дистанциях. С гребли я заметил, что по ту сторону виднеются какие-то люди. Выскочил к дозору. Брат докладывает: «Здесь красная застава. На вопрос – кто идет – я сказал, что казаки с хутора Малеванного. – По мобилизации? – Да. – Говорю брату: «Ты им скажу, что сейчас подъедет остальная группа», а сам метнулся к взводному, Донского войска есаулу Алексееву, из молодых, но отличному боевому офицеру. Весь взвод на рысях двинулся через греблю. На ходу Алексеев распорядился: «Спешимся и смешаемся с ними, а как я зажгу спичку – разом кончать».

Красная застава вышла из хаты, даже не захватив винтовок. В этот момент на конце гребли появился выехавший вперед ген. Эрдели. Кто-то из красных крикнул ему: «Товарищ, у тебя подпруга распустилась!» Генерал ничего не понял сразу; я потянул его за рукав вниз и сказал: «Это красные. Сейчас все будет кончено». Объяснять было некогда. В этот момент вспыхнула спичка, раздались выстрелы и застава была полностью ликвидирована. Только двое успели прыгнуть в реченку, но и они не ушли.

Много времени прошло с тех пор. Забываются числа, имена и названия. И хоть много написано про общий ход Белой борьбы на Кубани, а вот, такие небольшие инциденты в литературу не попадают. А жаль. Ибо по ним нашей молодежи будет легче дать правильную оценку той борьбы.

Ген. М. ГЕТМАНОВ

"Вы все наши братья, русские люди"
kaminec
3-й_корниловский_ударный_полк_в_Харькове

...После напутственного молебна в Змиевских казармах прогремел Корниловский гимн, затрубили трубачи, и стройными рядами, весело и бодро двинулся полк Ударный по улицам еще спавшего Харькова. Лихо шагала 10-я рота. Образцовое равнение штыков, радостные и горделивые улыбки на молодых здоровых лицах и щемящие сердце прощальные взоры в сторону окон —

...а там, чуть подняв занавеску, лишь пара голубеньких глаз...

Твердо отбивая ногу, весело пели добровольцы: “...За Русь Святую, мы, как один, умрем за дорогую”... И не случайно сложилась эта песня добровольческая. Корниловцы знают и свято хранят завещанное им их Вождем и Шефом: “Только смерть может освободить русского солдата от борьбы за честь и славу Родины!” — и такими были все корниловцы тогда, в 1919 году, такими остались и когда унесли с собой Пушкинскую Россию, такими были в Болгарии, Чехии, Югославии, Австрии и Германии, а голые и сухие страшные цифры тому подтверждение: убитыми и ранеными корниловцы потеряли 48 002 человека.

На Харьковском вокзале были уже поданы эшелоны... Погрузились и, быстро минуя станцию за станцией, по украинским бескрайним степям, мимо украинских сел с их белыми вымазанными хатами приближались к фронту.

Read more...Collapse )

1-й Восточный запасной полк «Центр»
kaminec
22 июля 1942 года по корпусу войск безопасности тыла германской армии был отдан приказ о создании русского запасного батальона «Центр», формированием которого занимался особый штаб капитана Гольфельда в Бобруйске.

На комплектование батальона направлялись добровольцы из лагерей военнопленных. Офицерам после проверки восстанавливали звание, какое они имели в Красной армии. При этом звания «старший лейтенант» и «лейтенант» менялись на «поручика» и «подпоручика». Командным языком в части был русский.
добр1
Read more...Collapse )

Командир конных дроздовцев
kaminec
Силкин
Полковник Силкин Дмитрий Алексеевич
Родился 22 октября 1889 в Новочеркасске. Из дворян ВВД, казак станицы Новочеркасской. Новочеркасское реальное училище, Новочеркасское военное училище 1912. Подъесаул 4-го Донского казачьего полка. В Добровольческой армии: в июне 1918 командир сотни 2-го офицерского конного полка, затем до 26 ноября 1919 помощник командира того же полка. Тяжело контужен 2 ноября 1919, с 7 декабря 1919 есаул, с 9 декабря 1919 войсковой старшина. В Русской Армии с июля по август 1920 командир 2-го конного полка, затем конного дивизиона Дроздовской дивизии до эвакуации Крыма. Полковник (с 1920). Галлиполиец. Осенью 1925 в составе Дроздовского полка в Болгарии. В эмиграции во Франции, шофер в Париже. Во время второй мировой войны в казачьих частях германской армии, командир бригады и 1-й казачьей пешей дивизии, заместитель походного атамана казачьих войск. Генерал-майор (с 15 мая 1945). Покончил жизнь самоубийством в Шпитале, чтобы не быть выданным советским властям. Жена: Силкина (урожд. Прозоровская) Анна Федоровна В гражданскую войну доброволец. Была зачислена в Донскую сотню 2-го конного Дроздовского полка. Награждена Георгиевским крестом и произведена в урядники. Скончалась 13 мая 1961 в клинике Geoffrey St. Hilaire-53. Похоронена на местном кладбище.
+ 6 фотоCollapse )

"Российское Народное Ополчение"
kaminec
1wySh1E1NI0
Гауптштурмфюрер дивизии CC Викинг Николай Иванович Сахновский сформировал в Черкасской области в 1943 году из местных жителей Российской Народное Ополчение, которое воевало с большевиками под лозунгом - За Веру, Царя и Отечество. Практически все бойцы погибли в Черкасском котле под Корсунью воюя с большевиками.

Read more...Collapse )