Category: музыка

Русский сын немецкого полка - 2


  • 8133

  • Русский сын немецкого полка Саша Хорев с унтер офицером Хайнцем Коотцем на его родине


Несколько лет назад в немецком военно-историческом журнале «Альте камераден», выходящем в Штутгарте, было опубликовано воспоминание бывшего унтер-офицера Хайнца Коотца, в котором тот рассказал удивительную историю о  «сыне полка» Саше Хореве.

Весной 1942 года его артиллерийский полк стоял в деревне Клин, в двадцати километрах от города Демянск Новгородской области. Здесь и прибился к немецким солдатам русский мальчишка, которого они звали Алексом. Немцы очень хорошо относились к нему, поскольку мальчишка был общительный и прекрасно пел. Его обучили еще и немецким песням  и дали прозвище Музыкант, - вспоминал Коотц. Когда в феврале 1942 года немцы стали отступать и уже два дня находились в пути. Алекс внезапно появился на батарее. Командир решил не отправлять его обратно и оставил при части. В мае 1944 года Алекс заявил командиру батареи: «Я уже три года у вас, и до сих пор не имел отпуска. Может быть, кто нибудь возьмет меня в Германию?».

У немцев была практика очередности отпусков. И  здесь подошла очередь Хайнца Коотца. Тот согласился взять мальчишку с собой при условии, что его экипируют по всем правилам. Батарейный сапожник сладил ему по росту обувь и форму. Причем Алекс получил сапоги даже со шпорами, так как выполнял  функции  ездового при полевой кухне.  Таким образом,  простой деревенский мальчишка оказался в родном городе унтер-офицера Коотца Греверсмюлене.  Невиданная прежде  жизнь потрясла его. По воспоминаниям немца, Алекс был просто поражен, что ему дали для проживания отдельную комнату.  «Он удивлялся, что из стены льется горячая вода и можно свободно мыться в ванной. Он впервые увидел электрическую лампочку. В нашем городке быстро разошлась весть, что я привез с собой с фронта русского мальчишку. Каждый хотел его увидеть, и он всем пришелся по душе, - писал Хайнц. - Местные школьники постоянно были с ним. Языкового барьера не существовало, так как Алекс очень хорошо говорил по-нашему.  Этот отпуск для него явился большим событием и праздником. Ему нравилось играть в солдатика. У него была настоящая солдатская книжка  и отпускной билет, как у настоящего солдата. Также он получал продовольственную карточку и табачный паек. Уезжать ему обратно не хотелось,  и он мне сказал в последний вечер перед возвращением на фронт: зачем тебе в Россию? Давай останемся здесь. У тебя хорошая жена, хороший дом. Я пообещал ему на следующий год снова взять с собой в отпуск».

Однако история распорядилась по другому. Весной 1945 года дивизия сдалась в плен Красной армии в Восточной Пруссии, и Саша Хорев был передан советскому командованию. Здесь нам еще многое неясно, но его не репрессировали и не отправили в лагерь. И, как рассказывал Коотц, после войны Сашу Хорева случайно встретил сын его соседа, с которым во время отпуска много общался «сын полка».  Встреча произошла в германском городе Варнемюнде под Ростоком.  На Александре Хореве была форма военного моряка. Молодые люди смогли немного переговорить, и Алекс сказал, что мечтает вновь побывать в городке Греверсмюлене, но ему не дают разрешение на это посещение.

Поисковики из России заинтересовались  статьей, начали наводить справки по этому факту. Послали в тот городок запрос и, к удивлению, получили ответ от жены Мартина Пройса. Он как раз был командиром той батареи, в которой находился Алекс. Она рассказала следующую историю. В 1992 году была встреча ветеранов, на которой Хайнц Коотц встретился с бывшим командиром. Они вновь вспомнили о русском мальчишке. Ведь они его видели в последний раз на   Хельской косе под Кенигсбергом накануне сдачи в плен. В тот момент из рядов солдат вышел Саша Хорев и протянул командиру батареи котелок: «Господин обер-лейтенант, вот вам мой котелок. Он мне не нужен, а вам пригодится». Этот жест уважения и доверия со стороны русского сына немецкого полка просто потряс немецкого офицера, и он этот момент вспоминал всю жизнь.  Жена бывшего командира батареи писала о судьбе русских девушек, которые, так же как и Саша, следовали за немцами. В конце войны один немецкий офицер помог им попасть на  корабль, который вывозил  окруженных немцев из Восточной Пруссии в Западную Германию. Не может оставить без внимания судьба двенадцатилетней девочки Веры. В деревне Клин она выступала перед немецкими солдатами и пела все арии из опер, у нее был просто изумительный голос.

Немцы, кстати, очень заинтересовались дальнейшей судьбой этого мальчишки. Но выяснилось, что в шестидесятые годы он, уже повзрослевший, трагически погиб.