Category: отзывы

Воспоминания полковника РОНА

Выдержки из интервью, данного в США полковником РОНА в рамках Гарвардского проекта. Респондентом является, скорее всего, Георгий Денисович Белай.
Bundesarchiv_Bild_101I-280-1075-15A,_Russland,_Kaminski_mit_Polizeioffizieren
Белай Георгий Денисович (в ряде источников «Дмитриевич» или «Роман Корнеевич»), полковник РОНА (весна 1944 г., Белоруссия). До войны — участник Финской войны, лейтенант. Тяжело ранен в ногу, переведен на партийно-штабную работу. С начала Великой Отечественной войны — младший политрук. Арестован в августе 1941 г., обвинен по статье 58–10 (антисоветская агитация и пропаганда) за «пораженческие» высказывания. В Локте с лета 1942 г Адъютант Каминского, одновременно руководил канцелярией штаба Бригады. После гибели в январе 1943 г. Г. Балашова стал заместителем Каминского по военным делам. После передачи РОНА в СС — ваффен-оберштурмбаннфюрер. После гибели Каминского фактически командовал 29-й дивизией. Репатриации избежал, скрывшись в гражданской одежде. В 1960—1970-е гг. жил в Канаде, до этого, возможно, проживал в Австралии. Публикуемое интервью было проведено американским исследователем А. Даллиным 16 декабря 1950 г. в Зальцбурге (Австрия) в рамках Гарвардского проекта опроса беженцев (Harvard Interview Project); перевод Д. А. Жукова и И. И. Ковтуна.
2
Я был профессиональным военным, и на Финской войне потерял ногу. После этого я был переведен на штабную работу. В августе 1941 года я был арестован по 58-й статье и два месяца провел в орловской тюрьме. 3 октября 1941 года, когда к городу подошли немцы, тюрьма была эвакуирована. Были оставлены лишь инвалиды. Перед отступлением красные расстреляли 58 заключенных. К счастью, мне удалось сбежать.

Поначалу при немцах я был безработным. Затем всех обязали пройти регистрацию в паспортном столе. У меня документов не было. Чтобы получить новый паспорт, нужно было найти двух свидетелей. После регистрации я был направлен в комендатуру, где меня назначили начальником канцелярии бургомистра Орла. Вскоре немцы предложили мне вступить в армию, и я согласился. Я был переведен в Бригаду Каминского в Локте (бывшее имение великого князя Михаила Романова), где я служил до июля 1943 года. После этого мы отступили к Лепелю, затем в Дятлово, затем — через Польшу — в Германию.

Collapse )

Знамя Сибирской добровольческой дружины генерала А.Н. Пепеляева (1922-1923 гг.)

0014
«6-е февраля.

2-11 в 5 часов утра штыковой атакой авангарда и партизан взята слобода Амга. Это стратегический ключ к Якутску. Жители в восторге от добровольцев. В прошлом году повстанцы 3 месяца не могли взять Амги. Добровольцы взяли после часового боя, идя стройно без выстрела по глубокому снегу под огнем девяти пулеметов, точно на параде. Теперь я спокоен за свою дружину и начальников. Сомнения рассеялись. Открываются перспективы на дальнейшее. Огорчен потерей 20 убитых, 32 раненых. Как хочется поменьше крови. Ведь мечта моя - помирить русских людей и веду борьбу исключитепьно потому, что убежден, что при хозяйничании коммунистов народу погибнет больше чем в организованной борьбе.

Моя мечта - выйти в Сибирь создать сибирскую национальную народно-революционную армию, освободить Сибирь, собрать все Сибирское Учредительное Народное Собрание, передать всю власть представителям народа. И дальше как они решат. Мои убеждения - я народник, ненавижу реакцию с ее местью, кровью, возвращением к старому и пока буду во главе вооруженных сил никогда не допущу старорежимцев. Власть крестьянства, деревни - вот мой идеал. Воплощение старо-русских вечевых начал православия, ополчение национального.

Значок Сибирской национальной народно-революционной армии – бело-зеленый флаг на одной стороне, красная полоса, широкая, по диагонали, на другой – золотой крест-символ: революция заканчивается обращением к Христу, к кресту всей нации и городов Сибири. Братья добровольцы, теперь настало тяжелое время как никогда. Нам нужно братское единение и символом этого единения пусть явится это знамя. На знамени этом изображен крест. Он будет напоминать нам наш крестный путь, что мы не откажемся нести крест страданий на блага народные. На знамени этом изображен нерукотворный лик Спасителя нашего. В трудные минуты мы будем молиться на него. Он благословит и укрепит нас.
Кто знает, что ждет нас впереди? Может этим летом мы уедем вовсе из области и станем мирными гражданами. Тогда это знамя будет спрятано у меня и будет ждать того момента, когда вновь разовьется на просторах Сибири и вновь соберет нас всех под сень свою. Может нам вновь суждено пережить бои, тогда это знамя будет развиваться там, где бойцы будут усталы, где будет трудно... Братья добровольцы, вы спасли это знамя Вашей кровью, кровью павших братьев, которые незримо присутствуют здесь. Так пусть же осветит его и святая вода Божья, пусть он сделает из этого стяга святыню за которую если будет нужно, и жизнь свою отдадим мы.
Брат доброволец Березкин! Вручаю тебе знамя Сибирской добровольческой дружины, нашу святыню. Храни его и никогда не отдавай врагу».

(из дневников генерала А.Н. Пепеляева. Опубликовано: Сибирь. – 1990. № 6. С. 37).

"Перед сдачей города власти успели сделать немного — поджечь элеватор и взорвать здание общежития"

"Рукопись чекиста". Материал, опубликованный в газете «Орловская правда» в 2011 году, основан на записях из папки, принадлежавшей бывшему сотруднику КГБ Матвею Мартынову.
Старый чекист, зачем-то собирал материалы о Михаиле Октане, главном редакторе орловской газеты «Речь», пользовавшейся большой популярностью у населения Локотского округа.
Кроме того, в папке хранились материалы, красочно описывающие первые дни жизни в освобожденном от коммунистов Орле.

1
…Немцы вошли в Орел 3 октября после полудня. В городе наблюдалось странное зрелище — у магазинов стояли очереди, витрины были завалены товарами, ходили трамваи, резервуары нефтебазы были полны бензином, мосты не взорваны. Перед сдачей города власти успели сделать немного — поджечь элеватор и взорвать здание общежития НКВД.

Увидев черные танки и мотоциклы, население разбежалось. Чтобы выманить людей на улицу, немцы ходили по домам и раздавали подарки, состоявшие из товаров, «награбленных» в магазинах. Массовые раздачи фотографировались и снимались на кинопленку. Не скупились.

…В Орле гитлеровцы развернули мощную пропагандистскую кампанию. Как следует из донесений советской агентуры, по квартирам горожан ходили фашистские пропагандисты с переводчиками. Причину возникновения войны они объясняли доступным языком: товарищ Молотов, находясь в свое время в Берлине, предложил Гитлеру сдать Украину и Баку в концессию, но ему отказали. После этого советское правительство решило в августе 1941 года объявить войну Германии, но мы имели в ЦК своих шпионов и в войне опередили советское правительство.

…На создание очагов «новой культуры» гитлеровцы не скупились. 19 октября, через 16 дней после оккупации, в Орле заработал радиоузел. К слову, в марте 1942 г. в городе бесперебойно работала 2731 радиоточка. Но самым мощным и главным рычагом пропаганды стало издание газеты.

Вначале газета называлась «Орловские известия». Вскоре немецкое командование сменило ее название и формат. 14 декабря появилась лаконичная «Речь». Главным редактором «Речи» был Михаил Ильин, псевдоним — Октан. Газета издавалась трижды в неделю и распространялась на всей оккупированной территории области. В розницу стоила 10 копеек (в оккупированном Орле советские деньги ходили наравне с рейхсмаркой). Редакция располагалась на улице Болховской (ныне ул. Ленина), в доме № 3. Вывеска на входе была на немецком и русском. С 14 до 15 часов в редакции принимали посетителей.
Речь
Collapse )

"Каждый должен честно определить свою линию и стать направо или налево".

Сергей Сергеевич Аксаков - личность легендарная. Уже в 19 лет гардемарин Аксаков участвует в боях с красными на Урале, известно, что он находился в составе частей, предпринимавших отчаянные попытки отбить у красных царскую семью. Участник плавания на "Орле" и "Якуте" из Владивостока в Крым. Последний офицер русского Белого флота (произведён в мичманы 10. 12. 1920). Потом Бизерта, эмиграция в Париж. И теперь бывший мичман русского флота - белый разведчик, состоявший в кутеповской боевой организации, четырежды пробиравшийся в СССР, один из активных участников таинственной "внутренней линии". Во время Второй мировой войны - сотрудник абвера, обер-лейтенант. Соратник не менее легендарного капитана Фосса. В конце войны перешел в РОА (ВС КОНР) к Власову, таким образом продолжив борьбу с большевиками под Андреевским флагом, приспущенном в Бизерте, но вновь взвившимся над русскими войсками в гитлеровской Германии. 
Своим участием в борьбе с большевизмом очень гордился и неустанно призывал соратников не складывать оружия: «Во время войны я служил в германской армии, побывал на Восточном фронте. Был в Одессе, Николаеве, Севастополе, по всему Крыму, в Ростове и под Новороссийском. Повидал много интересного и поучительного. Узнал и немцев, и подъяремный русский народ. Вероятно, многих будет шокировать наличие «Коллаборанта». Впрочем, времена подходят такие, что придется выбирать между коммунизмом и «Коллаборантством», нынче, быть может, с Америкой. Мы это все знали еще тогда, почему и шли к немцам на службу, не строя никаких иллюзий, как теперь пойдут на службу к американцам. Наша главная задача — всячески бороться с «помутнением мозгов», в какой бы форме и от каких причин оно ни появлялось. Надо, чтобы все наши поняли, что, например, все прошлые заслуги адмирала Кедрова не могут ни оправдать, ни извинить его бесславного конца. Мы должны верить, что в среде нашей нет изменников и подлецов, и мы можем только жалеть, а не оправдывать и превозносить людей, околпаченных на старости лет большевиками. Тридцать с лишним лет захлебывается в крови русский народ. Уже пять лет рассеялись как дым всякие «ялтинские увлечения», и большевизм раскрыл свой звериный лик. Даже тупоголовые иностранцы с их готтентотской моралью начинают понимать, что мир окончательно разделился на два лагеря и идет последняя борьба на жизнь и на смерть. Сатанинская власть беспощадного террора и рабства не скрывает своего намерения поглотить весь мир с его христианской культурой и всеми достижениями права и справедливости. Уже прошло время, когда можно было прятать голову под крыло и оставаться нейтральным и «вне политики». И вот на фоне всего этого встречаются опять какие-то рассуждения о высоком чувстве патриотизма в связи с советской властью. Между двух стульев теперь сидеть нельзя. Каждый должен честно определить свою линию и стать направо или налево. Это надо было сделать тридцать лет тому назад, а теперь уже нельзя этого не сделать...»
Аксаков, 1945 год
В селе Верхние Прыски Козельского уезда Калужской губернии 20 апреля 1899 года родился мальчик. Назвали его Сережей в честь отца – члена Калужской губернской земской управы Сергея Николаевича Аксакова. 
Все мужчины этой Аксаковской семьи и их предки выбирали военную карьеру, были участниками практически всех войн, которые выпали на долю России.
Collapse )